JA Teline V - шаблон joomla Форекс

ПЛАТОН, ЭДИП И ИММИГРАНТЫ

АФИНСКИЕ МАРШРУТЫ

Евгения Евстафиу

АКАДЕМИЯ ПЛАТОНА-КОЛОНОС-МЕТАКСУРГИО- «КОЛОНАКИ, ПРЕВРАТИВШЕЕСЯ В ГЕТТО

Семейный человек никогда не станет подыскивать себе квартиру в пользующемся дурной славой квартале. Семейному греку и в голову никогда не взбредет привезти свою семью в квартиру на улице Патисион, Ахарнон, в такие кварталы, как Метаксургио, Керамикос. Даже Колонос и Сеполья считаются у столичных жителей сомнительной этики (не говоря уже об эстетике) кварталами, где по молчаливому согласию с обеих сторон селятся, практически, только иммигранты.

 1. Академия Платона: автобусная остановка или Античная Школа?

Кто сегодня помнит, что кварталы Платоновской Академии и Сеполья в Колоносе еще 50 лет назад были престижными центральными районами малонаселенной столицы, а Метаскургио – от которого «греческого» сегодня осталось, разве что, название – так вообще считался «вторым Колонаки». По общему признанию, Метаксургио не стал (пока) ни «вторым Колонаки», ни «вторым Псири» (районом фешенебельных ресторанов и баров, «храмом ночных развлечений) только потому, что в 70-ых годах там расположились публичные дома,. . .
 А ведь, если хорошенько подумать, речь-то идет о кварталах непревзойденной исторической, археологической и художественной ценности!
Так, может быть, стоит хоть на миг абстрагироваться от сегодняшней картины и постараться взглянуть на этот «Бермудский треугольник» на карте столицы как на фрагмент Древних Афин, заслуживающий не меньшего внимания, нежели Священный холм Филопаппу или популярная у туристов Плака?
Мне вспоминается, как моя московская школьная подруга, сев в автобус, идущий по проспекту Ленорман в Колоносе, прочла название маршрута «Омония-Платоновская Академия» и спросила меня, что подразумевают греки под «платоновской академией».
«Как что? – ответила я. – Что автобус идет до Платоновской Академии».
«До настоящей?»- оторопела она.
Оторопь ей можно было вполне простить. Дело в том, что живет она во Франции, где, как я могла удостовериться, ценится любой мало-мальски исторический факт, любая подробность, связанная с тем или иным важным для французов событием.
Если бы Платоновская Академия была сокровищем французской старины (или историческим памятником любой другой европейской страны!), то квартал, где она некогда располагалась, стал бы местом настоящего паломничества, священным уголком, музейным ансамблем, приносящим не только удовлетворение местным жителям и гостям, но и существенные доходы муниципалитету и государству.
Итак, во «второсортном» районе Колоносе располагается самая знаменитая школа Античности, созданная великим Платоном приблизительно в 385 году до рождества Христова, программе которой может позавидовать сегодня любая современная частная школа.

платоновская_академия_а_колоносе

Платоновская Акаедмия в Колоносе


Роща Платоновской Академии представляет для столичных жителей двойную ценность, историческую и экологическую: в жаркие летние дни тень оливковых деревьев не менее драгоценна, чем осколки древних мраморных колонн, вросшие в древнюю «академическую» землю.
Легенда гласит, что крона одного из оливковых деревьев дарила тень великому философу и его ученикам, что дерево это называлось «маслиной Эрехтея» и являлось тем самым, которое посадила богиня Афина во время состязания с богом Посейдоном за право считаться покровительницей города. Масличное дерево богини Афины дало жизнь еще 12 деревьям, и, таким образом, сформировалась знаменитая роща, избранная Платоном для своей школы.
Мало кто из афинян знает, что масличное дерево, дарившее тень Платону, не погибло! Не так много лет назад на него налетел городской автобус, и древний ствол переломился. Но студенты Института Агрономов, находящегося на Священном шоссе (Иера одос, 77), бережно подобрали тяжело раненое дерево и успешно клонировали его из живого фрагмента старого корня!
«Мумия» древнего ствола украшает сегодня двор Института Агрономов, вызывая священный трепет у каждого, кто видит его в первый раз: говорят, что весит древний ствол почти двухметровой высоты около нескольких тонн! Старожилы Платоновской академии утверждают также, что в остатках древних корней маслины, еще теплится жизнь. . .

ствол_оливкового_дерева_платона

Ствол оливкового дерева Платона


Ровно 1485 лет назад, в 529 году, христианский император Юстиниан прекратил функционирование Платонов ской Академии.
Ровно 85 лет назад, в 1929 году, в квартале, где располагалась Платоновская Академия, начались археологические раскопки. Их прервала Вторая мировая война, а затем война Гражданская. Послевоенное индустриальное развитие Афин, а также послевоенный строительный бум довершили катастрофу.
Однако, самой большой и необратимой катастрофой является забвение: любой памятник, как и человек, живет до тех пор, пока о нем помнят. . .

2. Колонос: квартал, куда Софокл поселил царя Эдипа

Между тем же проспектом Ленорманна и Железнодорожным Ларисским вокзалом располагается другой исторический квартал – Колонос: ныне вечно пыльный, задушенный гарью и выхлопными газами, куда - даже в новостройки – жители столицы переезжают, точно в ссылку. Каким же был Колонос еще полвека назад?
Тихим районом с одноэтажными добротными домами в ореоле палисадников, с маленькими кофейнями с мозаичными полами, где, после работы и двухчасового полуденного сна мужчины играли в нарды и карты, пили кофе или пропускали стаканчик-другой узо, закусывая простой закуской на крошечном блюдечке.
Потом нагрянули, так называемые, «внутренние» иммигранты. Колонос стал постепенно расти вверх: на месте домиков вытянулись в струнку многоэтажные дома, где в рассрочку покупали квартиры «иммигранты» с Пелопоннеса. Точно грибы после дождя в цокольных этажах (в, так называемых «стекляшках») появлялись кафе, с говорящими сами за себя названиями - «Пелопонисос», «Прекрасная Спарта», «Каламата».
Новые люди, новые нравы.
 «Внутренние» иммигранты, как и сегодняшние иммигранты из «третьих» стран, Афины за свою родину не считали. Их родина осталась далеко на Пелопоннесе, там, в своих деревнях, под своими маслинами они отдыхали душой и телом. Здесь же, в Афинах, они «боролись» за выживание, сколачивая состояние, чтобы когда-нибудь вернуться на «родину» и зажить, наконец, по-человечески.
Можно ли рассчитывать на то, что город будут беречь и любить «чужаки»? Вряд ли. . .
А ведь у Колоноса история не менее древняя, чем у Платоновской Академии. И, к сожалению, не более счастливый конец.
Когда-то, в античные времена, Колонос (в русском варианте – Колон) назывался Гиппиевым, то есть Конным. Именно там, в залитом солнцем Конном Колоносе и родился в 496 году до рождества Христова великий трагик Софокл, который, много лет спустя, отправил своего любимого героя Эдипа умирать в Колоносе. В трагедии «Эдип в Колоне» родной квартал Софокла служит слепому и нищему, некогда всесильному и непримиримому Фиванскому царю, последним пристанищем, а знаменитая роща Колона богинь Эвменид  - местом духовного очищения, искреннего раскаяния и прощения.

древний_трагик_софокл

Древний трагик Софокл

Умер Эдип, как и его создатель Софокл, в Колоносе, и придание гласит, что до сих пор сохраняется его священная могила, доступ к которой имеют очень немногие.
Сегодня Колонос – это кусочек Вавилона, в который превратились некогда блестящие Афины. Из распахнутых окон старых домов доносятся мелодии иных народов, звучат песни на незнакомых, трудно выговариваемых языках. Их жильцы готовят свою пищу, иные, незнакомые запахи выплывают из комнат, убранных в иной, не греческой традиции.
Статистика утверждает, что Афины являются столицей, где, сравнительно со столицами других европейских государств, стремительно развиваются иммигрантские гетто.
Это уже не совсем так: эпоха, когда на площади Кумундуру в Метаксургио жили исключительно курды, на Марсовом поле – афганцы, а в Колоносе – пакистанцы, прошла бесследно. Сегодня греческие социологи ведут речь о «безграничном» Вавилоне, где нищета, безработица и несчастье не имеют более внутренних границ, где африканские многоцветные платки соседствуют с арабскими ковриками и пустыми бутылками из-под дешевой рецины парубков из бывших социалистических республик.

3. Метаксургио: квартал китайских магазинов, театров и галерей

Метаксургио – «второй Колонаки» 50-ых годов – зовется ныне азиатским кварталом. Но в последние несколько лет квартал превратился в настоящий Чайна-таун. Длинная вереница китайских магазинчиков на улице Агисилау, склады китайской продукции, не закрывающиеся от зари до поздней ночи, бесконечные грузовики, разгружающие на асфальт мешки с дешевым азиатским товаром.
Углубившись с улицы Пиреос в сеть улочек и переулков Метаксургио, оказываешься в мире ином.

воспоминание-о_метаксургио_алекос_фасьянос_станция_метр_метаксургио

"Воспоминание о Метаксургио", Алексо Фасьянос, станция метро "Метексургио"

Здесь ничто не указывает на то, что некогда считалось исключительно престижным иметь квартиру в Метаксургио. Трудно поверить, что здесь родились и выросли такие знаменитые писатели, как Андонис Самаркис и Тасос Ливадитис. Что здесь жили и творили известные архитектор Аристоменис Провеленгиос и художник Алекос Фасьянос (кстати, его произведение – воспоминание об «ином» Метаксургио» - украшает одноименную станцию метро). Что здесь прожил долгую жизнь Евгений Спатарис, отец народного «театра Карагезиса» и начал свою деятельность отец» греческих «чипсов» Йоргос Цакирис, один из наиболее успешных греческих предпринимателей. Первый заводов Цакирис» по производству «чипсов» находился на улице Ятраку в Метаксургио.

 

метаксургиоМетаксургио

В Метаксургио родился и провел свою юность неповторимый Йоргос Замбетас – композитор, певец и виртуоз бузуки, голос которого и по сей день сопровождает семейные греческие праздники и, к великому счастью, слышен в старых черно-белых и цветных греческих фильмах 60-70х годов.
В Метаксургио жила замечательная певица Вики Мосхолью, которую «заметил» и сделал настоящей вендеттой Йоргос Замбетас: вместе они объедут с гастролями весь земной шар, и будут петь не только в ресторанах и концертных залах, но и при королевских дворах. Говорят даже, что в 70-ых года сам король Иордании влюбился в Вики и предлагал ей трон, руку и сердце.
История Метаксургио начинается в 1852 году. когда компания «Врамбе» решила купить расположенные недалеко от Афин принадлежащие аристократической семье Катакузиносов земли и выстроить там Шелковый завод: ведь именно так переводится на русский язык слово «Метаксургио»!
Шелковый завод закрылся в 1870 году, однако район Метаксургио не только не «захирел», а, напротив, продолжал развиваться, как один из наиболее промышленных, но и привилегированных жилых районов столицы. В Метаксургио открылись швейные и обувные мастерские, зато коммерческих магазинов было чрезвычайно мало. Здесь функционировал всего один ресторан, зато имелось множество кофеен и фабрик-кухонь.
Метаксургио не суждено было сделаться «вторым Колонаки». Однако, похоже на то, что и бесславно погибнуть старому кварталу не дадут.
В последние годы рядом с публичными домами и подозрительными гостиницами вырастают фешенебельные отели, открываются одна за другой картинные галереи. И, если Псири можно назвать «полюсом ночных развлечений» греческой столицы, то Метаксургио по праву претендует на титул полюса художественной жизни столицы.
Как здесь не закрасться мыслишке о том, что квартал умышленно сделали декорацией к спектаклю «На дне» Горького? А когда в Метаксургио цены на квадратный метр (а, вместе с ценами – и престиж) упали, то «историческую» землю начали скупать, доводя ее стоимость до стоимости Колонаки.
Что ж, Метаксургио не стало «вторым Колонаки» в 50-ых годах, так почему бы ему не стать «первым Колонаки» полвека спустя?
В 16-ти галереях Метаксургио проводятся знаменитые Афинские Бьенале. Полуразрушенные классические здания обретают вторую и третью жизнь. Метаксургио, как утверждают городские архитекторы, один из немногих центральных районов столицы, где есть все возможности для развития.
В 2008 году в Метаксургио, на сцене театра «Механический Бог», сцене упраздненной ныне Экспериментальной труппы Национального театра, шли «Игроки» Гоголя. Пробираться к театру приходилось через толпы (без малейшего преувеличения!) смуглолицых иммигрантов, тусующихся в прилегающих к улице Пиреос переулках.
Летом того же года вместе с режиссером Статисом Ливатиносом мы разбирали текст вновь переведенной пьесы ирландского драматурга Синга «Герой, Гордость Запада», предназначенной для расположенного как раз напротив Экспериментальной сцены театра Анны Вагена «Метаксургио».
Под распахнутыми окнами театра несколько молодых людей «кололись», лениво переругиваясь.
Блеск и нищета, высокий дух и бренное измученное тело.
История жителей Афин – не важно, греков ли, иммигрантов ли – перекликающаяся с историей самого города.
Но, если есть надежда для города, то, наверное, есть надежда и для ее жителей?

Add comment


Security code
Refresh