JA Teline V - шаблон joomla Форекс

В КИФИСЬЮ, СЕСТРЫ, В КИФИСЬЮ!

АФИНСКИЕ МАРШРУТЫ

ЕВГЕНИЯ ЕВСТАФИУ

90 ЛЕТ НАЗАД ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРИГОРОД КИФИСЬЯ ОТДЕЛИЛСЯ ОТ СТОЛИЦЫ

В любое время года прогулка в Кифисью радует усталый от бесконечного афинского бетона глаз и истосковавшуюся по прекрасному душу. Ехать-то всего ничего: городской электричкой на север, до конечной станции, переносящей нас не только в иную эпоху, но и в иное измерение. В нынешнем году Кифисье, отделившейся от столицы и ставшей самостоятельной общиной согласно Указу от 16 февраля 1925 года, исполнилось 90 лет. И, самое важное, что за эти 90 лет город претерпел, в основном, минимальные, лишь самые необходимые косметические изменения, не отказавшись от своей давней роли дачного пригорода, эдакого лесного придатка столицы.

Жаклин Кеннеди, став женой греческого магната Аристотеля Онассиса, вспоминая о своей прогулке по Кифиьсе в 1975 году, удивлялась, что на пути ей не попалось ни одного автомобиля.
По знаменитому парку Кифисьи любили гулять президенты республики, жители Кифисьи, Констатинос Караманлис и Константинос Цацос, а, если перебросить мост воспоминаний еще дальше, то можно легко разглядеть худощавую фигуру Элефтериоса Венизелоса, который зачастую приезжал в Кифисью погостить, на виллу писательницы Пенелопи Дельта.
Кстати, покушение на Венизелоса, состоявшееся в июне 1933 года, было организовано именно в ту ночь, когда он возвращался из Кифисьи, после ужина у Пенелопи Дельта. Как незадачливые убийцы узнали о том, что Венизелос будет в Кифиьсе? Очень просто: кухарка писательницы отправилась утром того дня в рыбную лавку, купить к ужину рыбы, которую так жаловал «Отец нации»!
На рассвете 28 октября 1940 года, в своем доме в Кифисье по улице Дагли, премьер-министр страны Иоаннис Метаксас ответил «ОХИ» на ультиматум Муссолини о передаче Италии греческой «земли и воды».
На своей вилле в Кифисье 2 мая 1941 года, в роковой час, когда по улицам греческой столицы триумфально ползли немецкие танки, отважно, как некогда философ Сократ, приняла яд писательница Пенелопи Дельта. Около нее дежурили молодая женщина и ее 14-летняя дочь. Когда женщина спросила Пенелопи Дельта, как она себя чувствует, писательница ответила по-английски, чтобы девочка ничего не поняла: «Ηow hard it is to die», то есть «Как тяжело умирать».
Памятник писательницы украшает лишь одно слово – «Сиопи», «Молчание».
В Кифисье жили знаменитые своими частными распрями премьер-министры Греции Теодорос Дилияннис и Харилаос Трикупис, герои борьбы за Македонию Павлос Мелас и Ион Драгумис, крупные политики Эвангелос Аверов и Панайотис Канеллопулос, великая актриса Кибелла, вторая жена Йоргоса Папандреу, художник Яннис Моралис.
Имя Кифисьи связано с еще добрым десятком самых известных имен греческой истории, о которых мы в свое время постараемся рассказать. Тем более, что этот знаменитый пригород Афин – единственный, о котором с давних времен повествуют иностранные путешественники, восхищенные ее удивительной архитектурой и буколической красотой, не раз воспеваемой чужеземными художниками и поэтами. Особенно в те времена, когда Кифисья находилась на пути к королевским владениям в Татое, и ни в коем случае не должна была ударить «в грязь лицом».

кифисья
«Кифисья – маленькая деревушка, расположенная в плодородной долине, с тремястами прелестными домиками под черепичными крышами, половина жителей здесь – мусульмане, а половина – неверные рабы, пишет Эвлия Челеби, турецкий путешественник, посетивший Грецию и Кифисью в 1667 году. – Здесь есть мечеть, школа, курильня опиума, баня, постоялый двор и десять лавок…Замечательна растущая здесь крепкая, белая черешня. Холмы Кифисьи покрыты оливками, а на вершине каждого холма  - по крошечной церквушке».
Нетрудно себе вообразить, что Эвлия Челеби описывает Кифисью эпохи османского владычества, когда жизнь жителей Кифисьи с трудом можно было назвать идиллической. Особенно во времена 25-летнего правления турка Хадзалиса (Хаджи-Али), жестокого тирана, от которого греки пытались всячески (однако, тщетно!) избавиться. Наконец, в 1795 году Высокая Порта сама наказала его за предательство: Хаджи-Али был выслан на остров Кос, где ему отрубили голову.
После освобождения Греции, Кифисью для своих прогулок предпочитал сначала молодой король Оттон со свей женой Амалией, а затем- и Георгий Первый с королевой Ольгой и целым выводком принцев и принцесс.
В 1841 году, накануне пасхи, долгое путешествие в Грецию совершил великий сказочник Ганс Христиан Андерсен. В своем «Путешествии в Грецию» Андерсен замечательно описал поразившую его своей природой Кифисью, и особенно – ее гигантский вековой платан, чья зеленая крона бросала тень на всю деревенскую площадь.
«Под этим роскошным деревом, на пышной траве, расстелили мы свои плащи, - описывает свое «сказочное» путешествие в Кифисью Андерсен, - расставили бутыли с вином и принялись пировать под взорами гречаночек, которые с завистью смотрели на наши жирные яства: ведь был еще великий пост. Напировавшись вдоволь, мы пустились по тропинке в густой лес, среди струящихся ручейков».
Предполагается, что на площади платана в 17 веке турки выстроили большую мечеть, в которой после освобождения размещался полицейский участок. Затем мечеть снесли, чтобы увеличить городскую площадь.
На современную площадь Платана – хотя того самого, «андерсеновского», платана нет уже и в помине – гость Кифисьи ступает, как только покидает перрон вокала городской электрички. 

площадь_платана_в_кифисье
История самого зеленого пригорода греческой столицы, Кифисьи, уходит корнями в эпоху неолита. Мы, однако, не станем забираться так далеко вглубь тысячелетий, а, глядя на герб Кифисьи, позаимствовавшей свое название у реки Кифисос, сделаем остановку в античности и вспомним великого драматурга древности, Менандра из Кифисьи, жившего в 342-292 годах до нашей эры и написавшего более ста комедий.
В Кифисье жила семья Ирода Аттического, давшего свое имя величественному театру под Акропольским холмом: в Кифисье археологи обнаружили могилы членов его семьи.
В византийскую эпоху Афины считались «большой деревней», хотя чрезвычайно странен тот факт, что путешественники «не замечали» реющего над Афинами Парфенона. Зато когда в конце XIV-начале XV века Афины завоевали латиняне - французы, каталонцы, флорентийцы и венецианцы - в буколической Кифисье выросли загородные дома, в которых садовниками и батраками служили местные жители, высаживающие для своих хозяев фруктовые сады, цветники, огороды.
В 1880 году в Кифисье проживало 700 человек, в 1900 году – уже полторы тысячи жителей – цифра немалая. И все потому, что в 1882 году Афины с Кифисьей связала железнодорожная ветка.
После Первой мировой войны и, особенно, после Малоазиатской катастрофы 1922 года, Кифисья приняла немало беженцев, которые стекались туда потому, что местные жители давали им работу: кто лучше греков Малой Азии владел искусством выращивания чудесных роз, нежных фиалок и возделывания виноградников?
Во время Второй мировой войны все, как один, патриотически настроенные кифисьоты отдали свои фешенебельные отели под лазареты для раненых. В 60-ые годы 20-ого столетия Кифисья вновь примет волны своих соотечественников, на этот раз – беженцев из Египта, изгнанных оттуда Абдель Насером.
Свою непреходящую любовь к природе Кифисья выказывает и сегодня, ежегодно организуя выставки цветов, на которые стекаются жители и гости Афин и пригородов, дабы приобрести цветы и декоративные растения самых разных видов и сортов.
Первая такая выставка была организована в 1934 году, причем, свою пеструю продукцию выставляли не специалисты, не садоводы и агрономы, а частники, товрцы своих собственных цветущих садов, которыми некогда любовался сначала Челеби, а затем – и Андерсен. Причем, выставлялись не только и не столько цветы (их, кстати, было меньше всего!), но заботливо выращенные овощи и сочные фрукты. В основном - артишоки, клубника и черешня, та самая, крепкая, белая, о которой вздыхал турецкий путешественник в 17 веке.
С 1937 года выставки становятся постоянными, и каждый год древний парк Платана в Кифисье расцветает всеми цветами радуги: в том далеком довоенном году в мастерстве выращивания артишоков состязались две известные семьи Кифисьи – Капсамбели и Куцуриади, они же и разделили первую премию. Артишоковое состязание 37 года стало событием, о котором писали все центральные столичные газеты.

выставка_цветов_в_кифисье


В 1940 году выставки прекратились. Парк опустел, двери кифисьотских домов плотно закрылись. Окна оделись в траурные гардины, или вообще – залепили свои стекла крест-накрест клейкими лентами. В Кифисье открылась немецкая комендатура, и оккупанты реквизировали лошадей, велосипеды, производимые продукты питания, короче, все, что могли.
Выставка цветов возобновится в Кифисье лишь через 16 лет, в 1956 году, а в 1965 году вновь станет ежегодной.
Кифисья – это город музеев, библиотек, самых разных Фондов, начиная со знаменитого, богатейшего экспонатами Музея Натуральной истории Гуландри, основанного в 1964 году Ангелосом и Ники Гуландри на улице Левиду, 13. Неподалеку расположен Музей поэта Георгия Дросиниса: Дросинис также был знаменитым жителем Кифисьи, его Дом-музей располагается нынче на улице его же имени. Интересны для посещения также музей ОТЕ и Археологический музей Кифисьи.
За прошедшие годы, десятилетия, столетия Кифисья, безусловно, изменилась. Как изменились Афины, да и сама Греция.
Однако, старожилы Кифисьи, да и молодое поколение ее обитателей, с особым уважением относятся к своему гербу – кудрявой голове античного юноши, под которой стоит гордая надпись «Менандр Кифисевс».
Еще и сегодня можно жарким летним днем или теплым зимним утром с удовольствием прогуляться по парку Кифисьи, посидеть в одной из ее уютных кафетерий или изысканных ресторанов, поглазеть на величественные дома и исторические виллы, в стенах которых писалась не только увлекательная история современного греческого государства, но и история Балкан, а иногда – и мировая история.
А чтобы впечатление было более полным, чтобы острее сделалось ощущение того, что вы совершаете путешествие во времени – сядьте на скамейку в парке, где некогда на расстеленном плаще пировал Ганс-Христиан Андерсен, и раскройте томик стихов Дросиниса.

В январе закат меняется,
Голубее, чище, радостней.
Ярко, разно разукрашенный,
Волшебством, отливом чист.
О весне уже справляются,
Пташки, друг у друга разные.
Скоро’ль листья распускаются,
Скоро’ ль жаворонка свист.

(Георгиос Дросинис, Закат в январе, перевод Олега Кочнова)



Add comment


Security code
Refresh