JA Teline V - шаблон joomla Форекс

Сингру начинается от 1898-го

АФИНСКИЕ МАРШРУТЫ


1898 – это, конечно, не номер дома, а точка во времени, или попросту – год, когда богатый магнат греческой диаспоры Андреас Сингрос пожертвовал средства на преобразование в проспект древней Фалирской дороги, которая на протяжении многих веков связывала Афины с портом Фалиро. По ней шли люди, вьючные животные, в первые годы независимости молодого греческого государства перевозили на телегах людей и товары от пристаней в город, а сегодня, возможно, проезжает большинство посетителей greekorbis.gr. Андреас Сингрос увековечил и своё имя, став «крестным отцом» одной из центральных магистралей Афин. Давайте и мы прогуляемся по проспекту Сингроса (или в родительном падеже – Сингру) и задержимся около нескольких его достопримечательностей.

Короля не стало, а Храм остался

Для начала задержитесь, пожалуйста, у не совсем обыкновенного Храма Спасителя. Да, на первый взгляд  это – один из многих храмов Греции. Но впервые он открыл свои двери, как выставочный павильон на Всемирной Парижской выствке в 1900 году! А создал его по образу и подобию византийского храма французский архитектор Lucien Magne. Разумеется, когда Афинский Муниципалитет заказывал проект павильона, никто не предполагал, что выставочное сооружение впоследствии украсит храмовый ансабль Афин, и его открытие будет связано с одним из самых загадочных событий в жизни
столицы молодого государства.
Когда работы по строительству проспекта только начинались, 14 февраля 1898 года, в 3.30 пополудни, на том самом месте, где впоследствии установили Храм Спасителя, муниципальный служащий Йоргос Кардицис и его товарищ из Македонии Иоаннис Кирьякос совершили покушение на короля Георга Первого и его дочь, принцессу Марию, которые возвращлись во дворец после морской прогулки, естественно, по Фалирской дороге. В то время там была непролазная грязь и карета едва ползла. Улучив удобный момент, двое мужчин с ружьями напали на божьего помазанника и его дочь. Король с тростью наперевес поднялся на защиту дочери, в ответ прогремели два выстрела, но очень неточные – слегка ранили только королевского егеря, некоего господина Нериса. На суде убийцы-неудачники заявили, что хотели отправить Георга Первого на тот свет за жесточайшее поражение в греко-турецкой войне 1897 года. Спасение короля восприняли, как божественный знак в пользу королевской семьи и власти, а также всей нации. Уже через неделю на месте покушения – где нынче высится Храм Спасителя – заложили первый камень будущей церкви. Митрополит Афинский Прокопий произнес речь, назвал убийц «врагами народа» и подтвердил «милость Божью к королю и Отечеству». Кардициса и Кирьякоса казнили 17 апреля 1898 года в Паламиди, в навплиотской тюрьме. Цареубийц обезглавил местный муниципальный палач. Всё это на многие недели стало темой номер один в греческой и европейской прессе.
Кстати, после той самой войны, проигранной Турции, в Афинах водворилась Международная Экономическая Комиссия - предшественница нынешнего Международного Валютного Фонда, которая просуществовала аж до 1975 года! В марте 1898 года митрополит Греции объявили сбор средств на постройку Храма на месте заложенного камня. Деньги собирал и Афинский муниципалитет. До июня 1901 года собрали около 74 тысяч драхм, солидную сумму внесла и королева Ольга. Но денег на возведение Храма явно не хватало, так как Греция платила проценты тогдашнему «МВФ», и любая дополнительная трата выглядела непозволительной роскошью. На собранные деньги мэр Афин Спирос Меркурис (дед знаменитой актрисы Мелины Меркури) купил греческий павильон на Парижской выставке, который ловко переделали в Храм. Павильон площадью в 432 кв. метров и весом в 150 тонн ничем не уступал самому настоящему византийскому храму. 23 июня 1902 года его разобрали, поместили в 283 ящика, и после недельного путешествия на пароходе «Святой Яков» Храм прибыл в порт Пирея. Землю под Храм подарил муниципалитету очевидец покушения на короля Д. Скавандос, один из первых жителей ныне шумного столичного района Каллифея, где компактно проживают сегодня греки из республик бывшего СССР. Открытие Храма, названного Храмом Спасителя, состоялось 110 лет назад, в ноябре 1902 года.
Однако, часть прессы в реальность покушения не поверила. Прошёл слух, что инсценировал попытку убийства... сам королевский двор. А издатель газеты «КЭРИ» («Времена»), Петрос Канеллидис, опубликовал точку зрения, что вся эта история с ружейной стрельбой не более, чем театральное представление ради создания образа симпатичного народу божьего помазанника. Канеллидиса арестовали и за «печатные наветы на короля» отправили на шесть месяцев в тюрьму. А спустя почти сто лет, официально подтвердилась правота Петроса Канеллидиса: покушение на короля и его дочь срежиссировал королевский камергер! Более того: десять лет пустя после «чудесного» спасения короля, 22 мая 1908 года греческие газеты сообщили, как в суде Ларисы оправдали некого Иоанниса Кирьякоса, арестованного по подозрению в убийстве социалиста Мариноса Антипаса. Обвиняемый оказался тем самым «убийцей неудачником», которого некогда «обезглавили» в Навплионе за покушение на короля.
Храм Спасителя – Ай-Состис – стал символом проспекта Сингру, местом встреч и свиданий. «Святой мой Спаситель, спаси меня тоже, почувствуй, как я его люблю. . .» - поется в популярной песне, которую исполняет некогда абсолютная «королева афинской ночи» Катерина Станиси. Строительство самого проспекта Сингру закончилось только в период правления Элефтериоса Венизелоса, в 1928-1932- х годах. Пережившие Малоазиатскую катастрофу беженцы из Смирны и других городов турецкого побережья Эгейского моря начали строиться по обеим сторонам проспекта, создавая районы Неа Смирни, Неос Космос, Каллифея. Районы «новые» («неа» по-гречески) и с великолепным видом на море (калли-фея).
Но вернёмся в Афины конца XIX века. Кем же был тот меценат, чьим именем афиняне назвали свой величественный проспект? Андреас Сингрос родился в 1830 году в Константинополе и умер в 1899 году в Афинах, так и не успев увидеть проспект своего имени во всей его средиземноморской красе. Сингрос был политиком и банкиром. Его кредиторами числились Греция и Османская империя, а сам Сингрос предпочитал защищать, прежде всего, интересы Франции. Что ж, у капитала родины не бывает. С именем Андреаса Сингроса связано не только строительство проспекта, но и один из самых первых грандиозных финансово-биржевых скандадов в Греции XIX века, Лавреотский. Он разразился в1873 году, в связи с акциями серебряных рудников в городе Лаврио, где в то время якобы обнаружили залежи золота. В результате погорели тысячи мелких акционеров и очень неплохо нажился сам Сингрос. В числе «погорельцев» оказался и злой на язык Эммануил Роидис, один из крупнейших греческих писателей, автор романа «Папесса Иоанна», разорившийся из-за махинаций Сингроса. Тогда из-за этой афёры даже пало правительства Эпаминонда Делийоргиса. Впоследствии, в 1892 году, Андреас Сингрос заставил своего личного друга, короля Георга Первого, отнять власть у премьер-министра Тодороса Дилиянниса, который повел политику вразрез с французскими деловыми интересами, а их в Греции представлял Сингрос. Опять же  история называет Сингроса главным ответственным за банкротство Греции в 1893 году, в бытность премьер-министром Харилаоса Трикуписа. Короче говоря, великий меценат одной рукой брал, а другой – давал, очевидно пытаясь таким образом «отмыть» деньги, заработанные неправедным способом. Свое имя Андреас Сингрос дал также крупной городской больнице («Андреас Сингрос»), на его деньги по всей стране были выстроены школы и клиники. Вдова Сингроса, Ифигения Маврокордату-Сингру, подарила государству семейный дворец – «Мегаро Сингру» - роскошное здание напротив северной части Греческого парламента, на углу проспекта Василисис Софиас и улицы Залокоста, где ныне размещается министерство иностранных дел Греции, а также «Имение Сингру» (или «Лес Сингру») – площадью в 97 гектаров на проспекте Кифисиас, на границе трех муниципалитетов – Кифисьи, Маруси и Мелиссья. Безусловно, Андреас Сингрос был самым влиятельным лицом в Греции, разумеется, после короля Георга Первого. Он сыграл в истории своей родины весьма сомнительную роль, но оставил после себя, несомненно, и великое филантропическое наследие.

Влияние пива на политику и политики на пиво

В 50-ых годах минувшего столетия одним из самых модерных зданий в Афинах считалось здание пивного завода FIX в самом начале проспекта Сингру, если двигаться от площади Синтагма. Это – детище архитекторов Такиса Зенетоса и Маргаритиса Апостолидиса. (Кстати, Апостолидису в 2012 году исполняется 90 лет!) Индустриальный колосс в шесть этажей занимает целый столичный квартал, который спроектировали с таким расчетом, чтобы в любой момент можно было изменить его назначение. И такой момент случился ровно 30 лет назад. В 1982 году завод не выдержал конкуренции и окончательно закрылся, а его здание превратилось в вереницу выставочных залов. В настоящее время завод-галерея стоит в строительных лесах: здесь в 2013 году откроется крупнейший на Балканах Музей Современного Искусства. А что же пиво? 
Впервые пивное дело в Греции открыл баварец Иоанн Фикс. Он приехал из Мюнхена в столицу молодой Греции следом за своим отцом, минералогом Георгом Фиксом, которого король Оттон выписал из Баварии для организации работ на рудниках в городе Кими. Молодой Фикс прибыл в Пирей на генуэзской шхуне. По дороге из порта, в пригороде тогдашних Афин,  он услышал пистолетные выстрелы, а потом и жертву разбойников. В убитом Иоанн Фикс узнал своего отца! Первая мысль  была - бежать из страны! Но, рассудив на холодную голову, он решил не торопиться с отъездом: в только-только возрождающемся государстве, в котором еще не утвердились законы жить, безусловно опасно и рискованно, но и возможностей для ловких предпринимателей хоть отбавляй! А какой баварец не знает толк в пиве? Соотечественники Иоанна, осевшие в Греции, подали ему идею открыть пивное дело, тем более, что никто из греков делать пиво не умел.
Свою первую, домашнюю, пивоварню Фикс открыл в афинском районе Колонаки, некогда дачном, а ныне – самом фешенебельном квартале столицы. Через несколько десятилетий уже сын Иоанна Фикса Карл решил расширить ограниченное производство. И в 1893 году в начале проспекта Сингру вырос завод FIX. Впрочем, самого проспекта тогда, собственно, еще и в помине не было. Это потом Сингру пролёг рядом с заводом. На новом пивоваренном производстве к 1905 году трудилось уже 5000 человек. Ароматное пиво FIX стало популярной греческой маркой и завоевывало одну за другой медали на Международных выставках. Так в течение целого века пиво FIX безраздельно царило в стране. Казалось, ничто не может поколебать прочное положение такой фирмы, но...
В 1965 году премьер-министр Георгиос Папандреу, дед Йоргоса Папандреу, недавнего премьер-министра, загнавшего в 2009 году Грецию в капкан Международного Валютного Фонда, дал разрешение на продажу в Греции голландского пива марки Αmstel. Примечательно, что закат пива FIX начался не только и не столько потому, что на греческом рынке появилось знаменитое голландское пиво, которое сегодня пользуется у греков наибольшей популярностью. А потому, что, как часто случается в Греции, весьма опасно переплелись предпринимательские и политические интересы. Один из зятей Фиксов, Петрос Гаруфальяс, игравший ведущую роль на политической арене, принял деятельное участие в движении «отступников» и низложении премьер-министра Георгиоса Папандреу и его правительства, чем серьезно подорвал не только свой авторитет, но и репутацию пива FIX. Вот уже поистине, где нельзя было путать вилки и бутылки!
Но уход пива FIX с греческого рынка, оказывается, не был окончательным. В 2010 году на полках супермаркетов вновь появилась классическая пузатая бутылка пива коричневого стекла с сине-белой этикеткой. Правда, марка уже не принадлежит семье предприимчивого баварца Фикса, да и соперничать приходится с самыми разными марками пива, в том числе и греческими, заполонившими страну. А знаменитый пивоваренный завод FIX возродится в 2013 году в ином качестве - станет Музеем. Если, конечно, и в этом случае политика не выкинет какой-нибудь очередной фортель. Когда на карту ставятся интересы политиков, государственные, народные ценности не имеют значения, будь то искусство, бизнес или что-то ещё.

Метаморфозы Сингру

Музей Современного Искусства станет вторым подобным центром на проспекте Сингру. Два года назад в центре проспекта вырос современный колосс – «Крыша Искусств и Литературы» Фонда Онассиса, многофункциональный центр, где представлены все девять муз древнегреческой мифологии. Происходит весьма любопытная метаморфоза: проспект Сингру меняет не только свое лицо, но и свой характер. Еще недавно он считался проспектом автомобильного бизнеса, так как по обеим его сторонам располагались представительства автомобильных компаний, магазины, торгующие автомобилями, а также страховые компании. А два десятилетия назад проспект Сингру оккупировали транссексуалы. «Выйти на Сингру» на столичном слэнге означало «выйти на панель». О транссексуалах Сингру снимались фильмы, написаны романы. Ночные бабочки Сингру почти ежедневно становились героями сводки уголовных новостей. Газета «Апогевматини», в сентябре 1980 года сообщала: «На срок в пять месяцев условно были осуждены вчера транссексуалы Павлос Ревеньотис (или «Паола»), 16-ти лет, и Тодорос Асимакис (или «Бубу»), 18 лет, за нападение на полицейского Никоса Ламбропулоса. «Девочки, легавый! Давай его!» - подала сигнал белокурая Паола, и тут же «девочки» Сингру набросились на полицейского. И если бы не священник Храма Спасителя, отец Иоаннис Неврадакис, живым бы полицейскому из рук «девочек» не выбраться». На следствии очевидцы показали, что все произошло как раз наоборот: это полицейский избил транссексуала, желая воспользоваться своей властью и бесплатно и приятно провести остаток ночи. Речь шла о знаменитой Паоле, подруге таких великих греков, «зубров» современного греческого икусства, как Манос Хадзидакис, Яннис Царухис, Мелина Меркури, Костас Тахцис. Историю Паолы греки знают гораздо лучше, чем историю Георга Первого. И уважение к ней испытывают большее, несмотря на «нетрадиционную сексуальную ориентацию»: издаваемый Паолой журнал «Краксимо» (или «Карканье») стал для многих поколений настоящим откровением и, прежде всего, христианским уроком – «кто из вас без греха, пусть первым бросит в нее камень». Ну, не для всех, конечно, а для тех, кто способен учиться на собственных ошибках и признавать свою неправоту.

Там, где море касается звёзд

«Я создаю в Афинах «Фонд Евгенидиса», цель которого - способствовать обучению молодых греков науке и технике», - написал ровно 60 лет назад, в 1952 году, учредитель Фонда Евгений Евгенидис, судовладелец и меценат. Созданный им Фонд находится в самом конце Фалирской дороги, то есть проспекта Сингру, где проспект почти упирается в берег Фалирской бухты. Там, где море касается звезд. В данном случае, мы имеем в виду не горизонт, а популярнейший среди афинян и гостей греческой столицы Цифровой Афинский Планетарий Фонда Евгенидиса, на сеансах которого зрители покоряют космические просторы, исследуют океанские глубины или же путешествуют от звезды к звезде с Маленьким принцем. Цифровой планетарий построили в начале 2000-ых годов на месте старого планетария, уже на средства наследников Евгения Евгенидиса, продолживших традицию меценатства. Полезно вспомнить, что в Золотом веке Перикла (V век до Р.Х.) в Древней Греции меценатство (или спонсорство) считалось не только обязательным, но и весьма почетным делом. В наше время, к сожалению, оно стало только почетным, и, возможно, поэтому в современной Греции меценатов, как исчезающий вид, уже можно заносить в «Красную книгу».
Что касается семьи Евгенидисов, то к ней и сегодня (особенно сегодня) можно отнести некогда сказанное в 1965 году: «В нашей стране не было дворца образования, науки и технологии. Она его обрела совсем недавно Щедрость национального мецената Евгения Евгенидиса пришла на помощь национальной государственной беспомощности...»
Где вы, современные Сингросы и Евгенидисы, отзовитесь!

Евгения Евстафиу

{flv}greekorbis{/flv}





Add comment


Security code
Refresh