JA Teline V - шаблон joomla Форекс

В ГОСТЯХ У ГЕРМЕСА

АФИНСКИЕ МАРШРУТЫ

ПРОГУЛКА ПО ЦЕНТРАЛЬНОЙ ТОРГОВОЙ УЛИЦЕ АФИН

Евгения Евстафиу

Осенним или зимним солнечным утром выходного дня не может быть ничего лучше, чем прогулка по центру Афин в компании друзей. Тем более, что вагоны услужливого метро враз домчат вас, куда надо.

Конечный пункт путешествия – площадь Конституции, Синтагма, откуда, оставив за своей спиной величественное здание парламента и гостеприимную площадь, с бисером открытых кафетерий, мы направимся на главную торговую улицу столицы – Эрму, улицу Гермеса, шаловливого бога коммерции, посланника олимпийских богов, а также покровителя странников и воров! (Кстати, недаром ровесница независимого греческого государства, греческая пословица гласит: «работай, чтобы есть и воруй, чтобы нажить»!)

Добравшись до улицы Гермеса, Эрму, чья история столь длинна, сколь лаконично ее имя, возникает ощущение, что стоишь перед заветными вратами в параллельный мир, какие, как говорят, имеются в определенных точках планетах, и, минуя их, можно очутиться в другом измерении. На минуту кажется, что именно это происходит с вами: красная входная дверь из другого века у здания на углу улиц Вули (Парламентской) и Эрму – те самые врата, которые распахивают свои створки и приглашают в прошлое. В «другие» Афины, где столичные дамы, надев свои воскресные наряды и пестрые шляпки, отправляются в сопровождении подруг или же сумрачных и позевывающих от скуки супругов в поход по коммерческим лавкам, чтобы познакомится с образчиками последней парижской моды. Слышно мерное постукивание их каблучков по только-только вымощенной мостовой , рассыпается мелкой дробью смех детей, то и дело встречающиеся пары приветствуют друг друга, и мужчины останавливаются, чтобы обсудить последние дворцовые и международные новости. Короче, царит настоящий субботне-воскресный бедлам, создающий радостную, праздничную атмосферу.
Улицу недавно вымостили и, слава богу, провели канализацию, так что не приходится неизящно перепрыгивать через потоки нечистот, изливающихся аккурат у магазина на углу Вули и Эрму! Женщины нетерпеливо постукивают сапожком, когда мужья останавливаются у знаменитого книжного магазина Паллиса, открывшегося в 1870 году. Хитрый коммерсант с самого начала постарался превратить его в своего рода клуб, где перемалывались в политическую муку последние новости, и народная воля выносила свой вердикт. Когда в конце XIX века Эрму наполнилась коммерческими лавками, супружеские пары перестали ссориться, перед какими магазинами стоит останавливаться, а перед какими нет: дамы и господа попросту назначали свидание в кондитерской неподалеку от старенькой византийской церквушки Капникареа, вросшей в землю где-то в середине Эрму, но до нее нам еще предстоит добраться.
Глаза афинских матрон разгорались при виде самой разнообразной галантереи: женские шляпки, перчатки, зонтики - на все вкусы и кошельки! Особенным успехом пользовались в Афинах «belle epoque», то есть, в последней четверти XIX века, женские импортные шляпки. Спрос на них такой, что один предприимчивый пелопоннесец Илиас Петропулос бросает свой «тканевый» бизнес на юге Греции и налаживает в столице шляпное производство. Соломенные шляпки «от Петропулоса» производят бешеный фурор, и Петропулос начинает изготавливать и зимние головные уборы, без особого, надо сказать успеха. Зато летние соломенные шляпки «made in Greece» продаются с успехом в Константинополе, Одессе, Варне, Софии, Трапезунде, Александрии.
Приехавший в столицу с острова Тинос предприниматель Василис Касдонис начинает шить женские перчатки, которые полностью вытесняют импортные. Более того, чтобы его товар выглядел ничем не хуже европейского, Касдонис выписывает из Англии лучших специалистов по выделыванию кожи, и афинянки, не снимающие с рук тончайшую лайку, божатся, что никогда в жизни не носили перчаток такого качества. На знаменитой парижской выставке 1900 года перчатки Касдониса получают золотую медаль, утверждая греческую перчаточную промышленность лидирующей в Европе.
На углу улиц Эрму и Эвангелистрии в 1895 году открывается знаменитая галантерейная лавка Георгиоса Теофанопулоса, перебивающая клиентуру у открывшегося аж в 1850 году торгового центра «Эрмэон», торгующего исключительно парижскими товарами. Очередной ажиотаж вызывает строительство завода по производству женских зонтиков: дамы буквально осаждают лавки на Эрму, на витринах которых красуются кружевные разномастные зонтики. Движение на улице Эрму XIX века века было таким же нескончаемым, как и сегодня, а светские кофейни и кондитерские – точно так же переполнены афинянами, умеющими сочетать покупки с развлечением и заглушать усталость от беготни по магазинам чашечкой ароматного кофе или английского чая с кремовым пирожным. К началу ХХ века за улицей Эрму уже прочно закрепилась слава центра моды и развлечений. И сегодня достаточно прогуляться по Эрму, чтобы понять, чем «живет и дышит» Греция, что носит и во что обувается Европа.
Из неожиданного путешествия в прошлое нас возвращает вид молодого африканца, раскладывающего прямо на уличной мостовой свой товар: газовые длинные шарфы, кожаные сумки, выточенные из дерева африканские маски и животных саванны. Рядом с ним, явно «на шестерке», стоит другой симпатичный африканец, делающий вид, что выбирает нужный ему компакт-диск, а на самом деле то и дело посматривающий в сторону Капникареа, откуда вот-вот могут показаться полицейские мотоциклеты. Эрму – место для торговли бойкое, а разрешение на торговлю дается далеко не всем!
Бродячие торговцы-  еще одна диахроническая достопримечательность улицы Эрму. Их особенно много на первой ее половине, на отрезке между площадью Синтагма и церквушкой Капникареа, так как именно там располагаются самые дорогие магазины, а, значит, и зевак, не пожалеющих лишнее евро на покупку не обязательной в хозяйстве безделушки.
Улица Эрму - это особая многонациональная республика, где сосуществуют различные континенты, культуры, народы, цвета, запахи и мелодии. Молодые люди, яркие представители Индийского полуострова, распахивают перед кандидатами в покупатели створки переносной витрины увешанной серебряными украшениями и самоцветными камнями. Их коллеги - азиаты из Пакистана и Непала - медленно, точно факиры, разматывают бесконечные ленты шарфов и платков, окрашивая воздух вокруг себя в радужные цвета. Западные юноши и девушки предлагают прохожим самодельные куклы, которые, точно живые, сползают с витринного стекла на асфальт. И над всей этой интернациональной толпой плывет густой, пряный запах от курящихся и испускающих дурманящий аромат индийских сандаловых палочек.
На этом празднике цветов, звуков и запахов, характерных для восточного базара, одну из заглавных ролей играют музыка и живопись. Любители и профессионалы составляют многоголосный хор улицы Эрму. Мини-симфонические оркестры, блестяще читающие классические партитуры, по обыкновению состоящие из выпускников советских консерваторий, бородатые соло гитаристы, поющие «черный» джаз, длинноволосые девушки, исполняющие рок-баллады на всех европейских языках сразу. Если вам посчастливится оказаться на улице Эрму в предрождественские или предновогодние дни, то вы, возможно, повстречаете какого-нибудь «клона» Боба Дилана, щиплющего гитарные струны, и то и дело поправляющего сползающую ковбойскую шляпу, отбивая такт сапогами со шпорами.
Однако, настоящими звездами первой величины улицы Эрму являются перуанцы в шерстяных пончо, которые играют на традиционных инструментах и выводят свои хрустальной чистоты рулады заоблачных Анд. Музыку перуанцев взахлеб слушают толпы афинских гостей, а местная молодежь приходит приобщиться к латиноамериканской музыке практически ежедневно. Даже странно, насколько эта парящая над аттическим небом латинская музыка вписывается в пейзаж, гармонируя с классическим Парфеноном, смотрящим на мир с высоты акропольской скалы.
Перед спуском к Монастираки, нельзя не сделать остановки на каменных перилах Капникареа, храма Введения во Храм Богоматери, точно выросшего из-под земли. Этот удивительный храм XI века называют еще «Храмом принцессы», однако Капникареа хранит за семью печатями имя афинской принцессы, в честь которой он был назван.
В 1834 году градостроительный план буквально «утопил» церковку Капникареа в мостовой улицы Эрму. Хорошо еще, что архитекторы не снесли его вообще, хотя, если бы не своевременное вмешательство короля баварского Людовика, отца греческого короля Оттона, то старинному храму не посчастливилось бы. Кстати, название «Капникареа» говорит нам о том, что своим существованием храм, по всей вероятности, обязан какому-нибудь торговцу табаком («капнос» по - гречески означает табак), «спонсору» из той далекой эпохи.
На широких перилах вокруг храма можно посидеть, даже полежать, наблюдая за представлениями уличных актеров, клоунов или фокусников. Или в очередной раз предаться «шопингу», торгуясь с облепившими Капникареа бродячими торговцами.
Не доходя до площади Монастираки, прогулке по которой стоит посвятить отдельное утро, сверните на параллельную улицу Метрополии, где тротуар «оккупирован» столиками расположенных по обоим краям улицы шашлычных, или, точнее, кебабных. Втянув ноздрями чарующий восточный запах, вы, как загипнотизированные, сядете за свободный столик – если, конечно, таковой окажется! – даже если не чувствуете себя голодными. Аппетит, как известно, приходит во время еды, а в кебабных улицы Метрополии аппетит появляется задолго до того, как официант ставит на мраморный столик хрустящую лепешку с расположенными на ней четырьмя сочными кебабинами, обильно посыпанными крупно нарезанным репчатым луком и дольками помидоров с петрушкой.  Стакан ледяного пива дополнит райскую картину, и фрагменты прошедшего дня сами собой сложатся в объемный пазл. Вам даже не надо будет смотреть на фотографии, чтобы восстановить в памяти красную дверь из позапрошлого века, африканского юношу с разложенным на мостовой товаром, англичанина без возраста в ковбойской шляпе и расстроенной гитарой в руках, раскосых, со смоляными волосами, улыбающихся перуанцев.
Если озорной, вечно юный бог Гермес и обитает где-нибудь, то непременно здесь. На улице своего имени, в сердце Афин, где столичные жители каждым субботним или воскресным утром назначают ему свидание.
На улице Эрму, где цветут коммерция, искусства, флирт и немножечко. . . мошенничество.

 

 

Add comment


Security code
Refresh