JA Teline V - шаблон joomla Форекс

ФИВАНСКИЙ ЦИКЛ

ЗАПАД И ЦЕНТР ГРЕЦИИ

Евгения Евстафиу

ФИВЫ И ЛИВАДИЯ: ГОРОДА-СОПЕРНИКИ, ГОРОДА-БРАТЬЯ

символ_фивФиванский цикл в греческой мифологии – один из самых главных, если не самый главный: с ним связаны самые громкие ее имена и легенды, а сам город Фивы ни в чем не уступал античному блеску Афин. В начале прошлого века роль столицы Беотии – «пупа Греции», ее сердцевины - взяла на себя соседняя Ливадия, чья история, правда, тоже заслуживает особого внимания.

1.    Город Евангелиста Луки

Фивы находятся всего лишь в 88-ми километрах от Афин и Ливадия – в 135-ти, так что речь вполне может идти об однодневной экскурсии, тем более, что особенной прогулкой по Фивам порадовать себя трудно: город давно позабыл о своей древней славе, и только опытный и подготовленный взгляд может различить следы былого величия. Другое дело – Ливдия, но обо всем по порядку.
беотия
Современные Фивы «затерялись» где-то между своим античным могуществом и значимостью для христианского мира, как святое место, где умер Евангелист Лука. Если постараться найти фотографии самого современного города в Интернете, то у вас это вряд ли получится: можно подумать, что вся его жизнь вращается вокруг спортивного клуба и футбольной команды. Картинки матчей, стадиона, изредка – службы в городских храмах, вот, пожалуй, и все: фиванцы (как звучит-то!) несправедливо похоронили свое прошлое, а ведь только на нем одном можно было бы построить не только так или иначе развитый религиозный туризм, но и туризм, связанный с богатейшей древностью.
Вот как описывал фиванский пейзаж Александр Дюма в своем романе о Вечном Жиде «Исаак Лакедем»:
«В ту пору Фивы были достойны внимания не только своей историей — они еще имели значительное влияние. И все же лучшие дни города ста ворот миновали. Прошли времена, когда там царствовали Кадм, Лабдак, Лай, Эдип, Этеокл и Полиник. Давно отгремели война «семерых против Фив», воспетая Эсхилом, и битвы эпигонов, не нашедшие, увы, своего поэта и оставшиеся в полумраке истории. Амфион, Пиндар и Эпаминонд были родом из Фив. Когда Александр Македонский за неповиновение разрушил город до основания, от столицы Беотийского союза остался лишь дом поэта (Пиндара), воспевавшего победителей Олимпийских игр.
И все же Фивы восстали из руин, как позже возродились Афины и Коринф. Затем они попались в сети нового завоевателя мира — Рима. Население города стало наполовину италийским. На улицах повсюду слышалась латынь, как греческий язык звучал на улицах Рима.
На следующий день Исаак и Аполлоний отправились в дорогу столь же рано, как и накануне. Часа через полтора они достигли Гиликийского озера, обойдя которое, пересекли Схеней, оставив справа гору Гипат, а слева — город Акрефий. Через два часа пути перед ними возник храм Аполлона. Отсюда открывался вид на Копаидское озеро, этот главный имплювий Беотии. Здесь, и более нигде, рос тростник, издающий мелодичные звуки в руках прославленных флейтистов всей Греции на музыкальных состязаниях, что устраивались на празднествах граций в Орхомене, муз — в Либефроне и Амура — в Феспиях».
Некогда название города звучало во множественном числе: иинтересно, что в русском языке Фивы свое множественное число сохранили. Дюма назвал Фивы стовратными, на самом деле врат было семь, ну, в крайнем случае, четырнадцать, именно поэтому город и назывался Фивами, а не Фивой.
Утверждают, что число врат связано с мифом о Ниобе, жене фиванского царя Амфиона, счастливой в своем материнстве: у царственной пары было семь красавцев-сыновей и семь красавиц-дочерей. Хвастаясь своими детьми, Ниоба презрительно отозвалась о Латоне, которая родила «всего» лишь двух близнецов – Аполлона и Артемиду. Разгневанные ее речами боги-близнецы расстреляли из лука детей Ниобы, давших впоследствии свои имена вратам Фив.

смерть_детей_ниобы

Уже в Античности Фивы называли «древнейшими»: на горе Парнас уцелели от всемирного потопа Девкалион и Пирра – Ной и Ноемзар греческой мифологии - от которых пошел род человеческий, там же жил и их потомок Эллин. Название фиванского Акрополя, «Кадмия» - связано с именем Кадма, древнейшего героя греческой мифологии, сына финикийского царя, которому бог Аполлон помог найти место для возведения Фив, с тех пор находящихся под его покровительством.
С Кадмом связан миф, непосредственно отсылающий нас к истории Георгия Победоносца: Кадм, как и Святой Георгий (и как сам Аполлон) убил дракона, охранявшего источник, и подарил городу так нужную ему воду. А вот, чтобы населить Фивы, Кадм выбрал не совсем адекватный способ: посеял в фиванскую землю зубы драконовы, и из них , точно богатыри из пены морской, выпестовались прародители сегодняшних фиванцев. Кстати, именно Кадм считается греческим «Кириллом и Мефодием» в одном лице, создавшим, по традиции, греческий алфавит. На свадьбе Кадма с Гармонией вовсю гуляли Олимпийские боги, единственный раз покинувшие Олимп и всей семьей спустившиеся на Землю. В Фивах, наконец, родился веселый бог Дионисос – сын Зевса и фиванской царицы Семелы, на горе Геликон, у подножия которой раскинулись Фивы жили нимфы и музы.
С Фивами связан целый цикл о царе Эдипе, который, сам того не зная, убил своего отца, женился на своей матери и имел от нее четверых детей, Фивы же являлись «отправным» пунктом похода Аргонавтов, на примере фиванских крестьян и фиванской природы написал свои знаменитые «Труды и дни» древнейший «агроном» и историк Гесиод.

эдип_и_сфинкс

Безусловно, полюсом археологического интересе в Фивах является «дворец Кадма» - ансамбль микенского периода, 14-13 вв до Р.Х., расположенный в самом центре города, в котором ученые обнаружили фрески, ювелирные украшения, а также в изобилии – керамику. Загадку представляет, однако, Амфийский холм, являющийся, как утверждают ученые, ступеньчатой пирамидой (!), горадзо более древней, чем пирамиды египетские!
Вокруг «Фиванской пирамиды» идут бурные дискуссии, споры, а с доступом (точнее, запрещением доступа) к ней и в нее, связаны до сих пор остающиеся без ответа вопросы, порождающие новые, самые невероятные догадки.

дворец_кадма

Фивы очень рано сделались христианским городом, чему они обязаны Евангелисту Луке, первому ученому-христианину: Лука, сподвижник апостола Павла, после мученической смерти последнего отправился в Фивы, где помог очень многим своим искусством врачевания.
В Фивах же, как утверждает Никифор Каллист Ксанфопулос (XIV в.) в своей «Истории Церкви», 84-х летнего Луку повесили на дереве оливки, в том самом месте, где сегодня раполагается старое городское кладбище и находится посвященная ему церковь.  Изначально Святой Лука - врачеватель и Евангелист, был захоронен именно там, но в IV веке император Константин перенес святые мощи в Константинополь, а сегодня мощи Святого Луки находятся в Падуе, в Италии, куда их перевезли франки в 1204 году, после первого падения (от христианских же рук) Константинополя. В раке на старом кладбище в Фивах находятся фрагменты мощей Луки: время от времени они источают мирру (в последний раз - 22 декабря 1997 года) и считаются чудотворными. По традиции Господь, дабы прославить посмертно своего верного евангелиста, ниспосылал дождем на место, где упокоилось тело его, целительный каллурий - лекарственную примочку от глазной болезни.

храм_святого_луки_в_фивах

Евангелист Лука был не только знаменитым врачом, но и первым иконописцем: по преданию он первым в мире написал образ Богоматери с младенцем. По тому же преданию, он принес икону Богородице, и она воскликнула: "Благодать Родившегося от Меня и Моя да будет с сими иконами". Вспомним, что икона Панагиии Сумела приписывается именно Евангелисту Луке, а в середине XII века одна из приписываемых Луке икон была доставлена из Константинополя в Киев, а оттуда – во Владимир, откуда при нашествии Тамерлана ее перенесли в Москву. Тамерлан так и не взял Москву, а чудотворную Владимирскую икону водрузили в Успенском соборе.
В византийский период (до 1204 года) Фивы стали столицей фемы Эллады, чем «отомстили « ушедшим в небытие античным Афинам: в городе цвели торговля и ремесла, особенно – обработка и окраска шелка, а в период франкского завоевания город стал столицей герцогства Афин-Фив. Город достиг такого расцвета и влияния, что в 1373 году папа Григорий XI организовал в Фивах Всеевропейский собор, на который приехали императоры и короли со всей Европы для обсуждения вопросов обороны от осман.

2.    Город нимфы Эркины

Примечательно, что своего значения Фивы не потеряли ни при византийцах, ни при франках, ни при турках (город принадлежал матери каждого из султанов и поэтому имел особые привилегии), а уже во времена греческой независимости, в начале XIX века, когда из-за мелкопартийных интересов он уступил свое главенство над префектурой Ливадии: уроженец соседней Ливадии, депутат Буфидис, был, видите ли, близким другом тогдашнего премьер-министра Георгия Теотокиса.
И, если название Фивы нам всем знакомо из греческой мифологии и истории, то имя «Ливадия» непременно отсылает нас в Крым, к ступеням Ливадийского дворца. Существуют две версии относительно того, почему крымская Ливадия получила такое имя. Некоторые утверждают, что так нарек ее граф Потоцкий от греческого слова «ливади», то есть «луг», но версия оппонентов нам кажется правдоподобнее: в самом деле, с какой-такой стати польскому графу давать своему новому имению греческое имя? Не вероятнее ли, что Ливадией назвал крымскую землю уроженец беотийской Ливадии Ламброс Кацонис, приобретший ее за 35 лет до графа Потоцкого?
Ливадия беотийская – один из любимейших туристических маршрутов греков, причем – однодневных, и причем – зимних. И, если спросить у любого из них, чем таким особенным привлекает его Ливадия, он непременно ответит: отменными шашлыками и своим речным богатством, неповторимыми водными пейзажами, как будто выписанными по канве прозрачного, сладкого беотийского воздуха.

ливадия


Прогулка по берегам реки Эркины, которая поит своей живительной водой жителей Ливадии, с ее живописнейшими каменными мостиками, появившимися в Ливадии во времена османского владычества, посещение местечка Криа со знаменитыми ключами Эркины и каменным театром, заряжает особой энергией жителей «обезвоженных» и «каменных» Афин. Только будьте осторожны: среди обилия ключей есть два древнейших – ключ Леты и ключ Мнемозины – ключ Забвения и ключ Памяти. И, если богиня Мнемозина люба всем и каждому, как мать девяти муз, то водная нимфа Лета – хоть и матушка Трех Граций - являлась все-таки родной сестрой Смерти и Сна.

источник_леты_и_мнемозины

Ключ Леты находится в непосредственной близости от Святилища Трофония: древняя пещера Трофония, или Оракул Трофония, располагается у подножия холма, на котором высится средневековый замок, а на левом берегу бегущей мимо реки раскинулась священная роща Трофония. Истинной пещеры Оракула пока не обнаружили, но и сама местность, и священные ключи, и руины храма Зевса представляют для туристов колоссальный интерес.
К оракулу Трофония обращался в седой древности лидийский царь Крез, главнокомандующий персидской армией Мардоний, римский стратег Эмилий-Павел и многие-многие другие. О необъяснимых явлениях, происходящих в Святилище Трофония, упоминал Павсаний: говорят, что в Пещере оракула имелась бездонная дыра, в которую «засасывало» желающего получить ответ от оракула на свой вопрос. Человек путешествовал по Подземному царству (напомним, что река Лета, Забвения, протекает в Аду!) и получал ответы на все свои вопросы. Перед тем, как войти в Трофониеву пещеру, человек должен был несколько дней «очищаться», а когда через 2-3 дня (!) он возвращался после путешествия по подземному миру, то ему строго-настрого запрещалось рассказывать обо всем там увиденном и услышанном под страхом смерти. Да «путешественники» так или иначе мало что могли рассказать, даже если бы и хотели: «возвращенцы» оказывались настолько одуревшими, что к жизни их возвращали все те же священники Трофонийского оракула.

оракул_трофония

Трофоний – мифический архитектор, который первым стал употреблять камень для построек: по традиции, именно он выстроил Дельфийское святилище Аполлона, а также дворец родителей Геракла, Амфитриона и Алкмены, в Фивах. Пещера Трофония была обнаружена древними ливадийцами, когда город постиг страшный голод: Дельфийский оракул объявил, что это на город разгневался некий ливадийский герой, которого ливадийцы позабыли. Пчелиный рой, случайно влетевший в дыру в земле, помог ливадийцам обнаружить пещеру и исправить несправедливость по отношению к забытому Трофонию. С тех пор в пещере и «заработал» новый, быстро ставший знаменитым, оракул.

дыра_трофония

Любопытно, чтобы вновь обнаружить пещеру Трофония, может быть, нужно дождаться голода?
В реке Эркина местным скульптором Спиросом Гургьотисом был установлен бюст нимфы Эркины, которая, как гласит легенда, являлась дочерью Трофония и любимой подругой Персефоны, еще до того, как ту умыкнул в подземное царство Аид и сделал своей женой. В водах Эркины, в том самом месте, где находится ее бюст, омывались спешившие получить оракул Трофония, святилище которого находится неподалеку.

нимфа_эркина

О красоте ливадийского пейзажа уже по описанию можно составить себе представление: с одной стороны - гора поэтов Парнас, с другой - гора муз Геликон, к «ногам» которой прижался город.
Сама Ливадия располагается на высоте 200 метров, а в двух километрах от нее, на холме напротив, расцвел «Маленький Париж», деревня Перахори с 280 жителями, названная так за свою необыкновенную красу. Любители панорамных горных пейзажей, а также хорошей кухни, ни в коем случае не должны пренебречь посещением Перахори-Парижа.
Фивы и Ливадия – братья, но и соперники. Точно Этеокл и Полиник, сыновья несчастного Эдипа и братья Антигоны, одной из первой трагичнейших героинь европейского театра, которые закололи друг друга в братоубийственной войне.
Два города, которые необходимо посетить хотя бы только из-за их древней славы. Не говоря уже о чудесах, которыми так богата как древняя, так и византийская история обоих городов.
И...шашлыков...

Add comment


Security code
Refresh