JA Teline V - шаблон joomla Форекс

ГРЕКИ ГРУЗИИ И ИСТОКИ ЭЛЛИНО-ПОНТИЙСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

ДИАСПОРА

Вадим АНАСТАСИАДИ

Главный редактор газеты "Вечерний Тбилиси" Вадим Анастасиади делится впечатлениями о работе 2-го Всемирного съезда понтийской молодежи в Салониках, Греция

съезд_понтийской_молодежи_в_салоникахНазвание этого материала в определенной степени позаимствовано автором у своего лектора - преподавателя  античной литературы Тбилисского государственного университета профессора Пантелеймона Берадзе, защитившего в середине 1950-х годов в Москве диссертацию под названием: «Грузинские истоки греческого стихосложения». Можете смеяться сколько угодно, но вместо ответа на вопрос, прозвучавший из изумленного зала: чем может уважаемый профессор из Грузии подтвердить свое сенсационное умозаключение, соискатель докторского звания взял да и сплясал грузинский танец, отбивая каблуками  такт греческого гекзаметра - античного шестистопного дактиля. А когда группа смущенных оппонентов потянулась к выходу, соискатель напутствовал их презрительным жестом и словами: «Только крысы бегут с тонущего корабля».

В годы моего филологического, а затем журналистского студенчества эта история была очень популярна и передавалась в университете чуть ли не из уст в уста.
Впрочем, не думаю, что избранная мною тема: «Греки Грузии и истоки эллино-понтийского возрождения» поставит меня перед необходимостью прибегать к столь экзотическим формам доказательств – благо, примеров и без того наберется множество.

ДОРОГА ИДЕТ ЧЕРЕЗ ПОНТ

Автобус с 24-мя пассажирами - делегатами открывавшегося в Салониках 2-го Всемирного съезда понтийской молодежи километр за километром преодолевал территорию древнего Понта. За окном  сменяли друг друга красочные картины черноморских субтропиков - с буйной растительностью и ласковым гостеприимным морем. Но странное дело: если на грузинском побережье пляжи  все еще принимали  отдыхающий люд, здесь, на турецкой стороне, берега пустовали. И дело вовсе не в том, что на дворе поздняя осень - берега здесь и в летнее время года удивляют пуританским безлюдьем.

Делегатам - от 18 до 30 лет. Люди моего поколения в этом возрасте и мечтать не могли о таком путешествии. А эти юноши и девушки едут на историческую родину кто в третий, а кто в четвертый раз. И паломничество к понтийской святыне - монастырю Панагия Сумела, воздвигнутому в 4-м веке  близ нынешнего города Трапезунда, они совершили совсем еще молодыми людьми, а не в возрасте 50, 60 или 70  лет, как многие  представители старшего поколения. И это естественно. У нынешней молодежи - другие условия и темпы жизни, чем у их отцов и дедов. И о "железном занавесе", и о репрессиях 1937 года она если и знает, то понаслышке. Она -  будущее  народа, Со всеми вытекающими из этой роли правами и обязанностями. Чем скорее молодежь осознает эту роль - тем лучше для общего дела. И помочь ей в этом призвано старшее поколение.Такой позиции придерживается, на проведение  такой политики настраивает своих соратников и единомышленников Координатор САЕ периферии стран бывшего СССР Иван Саввиди, всеми признанный на сегодняшний день лидер греческого национального движения. В этом же ключе строит свою работу с молодежью председатель Союза греческих общин Грузии Фотий Читлидис.

В списке пассажиров - фамилии, которые у меня на слуху не первый год: Стоматовы, Ставриди, Мойсева, Илиджев, Пеливанова... Но это уже не они, мои ровесники, с которыми я неоднократно совершал  авиационные или автобусные марш-броски в Грецию, а их внуки, племянники, дочери и сыновья. Пройдет несколько дней и вместе с другими  участниками греческого молодежного ансамбля -  юной талантливой певицей Мари Шавелашвили, танцором Лашей Феофилактосом,танцовщицами Тамуной Гогишвили, Тамуной Шария  и другими они сорвут бурю аплодисментов на Фестивале понтийской песни и танца в Салониках.

 Один из моих  попутчиков - Павлик  Илиджев, менеджер финансового центра в Тбилиси. С дедом Павлика -  Константином Иордановичем Илиджевым, в те годы секретарем Цалкского райкома партии, я познакомился на заре своей журналистской юности. Меня, тогда еще студента-практиканта республиканской молодежной газеты, командировали в Цалку разбираться с анонимным письмом, поступившим из Авранлойской средней школы. Поездка оказалась запоминающейся. Авторы письма жаловались на то, что завуч местной школы уже несколько лет живет в фактическом браке с учительницей этой же школы, в семье двое малолетних детей, но брак официально не оформлен. Вместе с секретарем райкома комсомола Федей Умудумовым мы приехали в Авранло, провели открытое собрание педколлекттива. Факты, как принято  говорить, полностью подтвердились. Я пообещал, что напишу в газету критический материал. На другой день  в гостиницу в Цалке, где я остановился, приехали главные персонажи этой истории и стали просить в газету о них не писать. В ответ я сказал, что спасти положение можно лишь одним способом: срочно зарегистрировать  брак. "Молодожены", естественно, были не против, но в загсе сказали, что по закону смогут оформить бракосочетание лишь через месяц после подачи заявления. Я же был непреклонен: только сейчас и только в моем присутствии. И тогда в дело вмешался секретарь райкома партии Илиджев, разрешивший руководству загса, в нарушение существующих правил, зафиксировать брачный союз завуча и педагога до моего отъезда из Цалки. Причем, сам Илиджев вместе с Федей Умудумовым  присутствовали на бракосочетании в качестве свидетелей, скрепив документ о союзе двух сердец своими подписями, о чем была выдана соответствующая справка, торжественно доставленная мною в Тбилиси и положенная на стол главному редактору газеты вместе с отчетом о  командировке.

 И еще один нюанс. Греки моего поколения были, в основном, русскоязычными. А эти ребята разговаривают друг с другом по-грузински, свободно говорят по-русски, владеют греческим, английским... Общаются на этих языках,  исполняют на них  песни. Словом, совсем другая личностная конфигурация. Пару месяцев назад мой новый знакомый Павлик Илиджев провел в Тбилиси презентацию фан-клуба салоникской футбольной команды ПАОК, на которой был избран президентом новой организации болельщиков. И не надо этому удивляться. Если в городе есть фан-клубы испанских "Реала" и "Барселоны", итальянского "Ювентуса", то почему бы не быть фан-клубу греческого ПАОКа? Тем более что само название клуба - ПАОК, т.е. "Пансалоникское атлетическое объединение константинопольцев" - не может не вызывать у молодых понтийцев из Грузии теплых ассоциаций. Ведь по большому счету они сами являются потомками тех "константинопольцев", которые были изгнаны с исторического Понта в начале минувшего века и организовали в 20-х годах в Салониках свой спортивный клуб.

съезд_понтийской_молодежи_в_салониках


 Все мои нынешние попутчики по автобусному путешествию в Грецию, направляющиеся на съезд понтийской молодежи в качестве делегатов - члены тбилисского фан-клуба ПАОК. Забегая вперед, скажу, что в Салониках мы побывали на матче Лиги Европы с участием ПАОКа и дортмундской "Боруссии". Матч закончился со счетом 1:1, популярный германский клуб едва ушел от поражения.

АЛКИС - СЫН АВРААМА

Фотографии Координатора Оргкомитета молодежного понтийского съезда киприота Алкиса Анастасиадиса я впервые обнаружил на сайте, посвященном этому форуму. Алкис был запечатлен то в обществе греческого президента Прокописа Павлопулоса, то в обществе тогдашнего премьер-министра Василики Тану. По понятным причинам вначале обратила на себя внимание фамилия координатора. Кто он? Нет, моим родственником Алкис точно не был. Не обнаружил я внешнего сходства между ним и президентом Кипра Никосом Анастасиадисом. Но что-то знакомое в его чертах все-таки было. Боже мой, да ведь это сын моего старинного друга из села Кяряк Цалкского района Авраама Анастасиади!

На дворе 1991 год. В Грузии - разруха. У хлебных магазинов выстраиваются длинные очереди. Как только подъезжает машина с долгожданным хлебом, начинается столпотворение.У кого сильнее мускулы – тот пробивается вперед. Мужчины лезут к заветному прилавку по головам женщин, в том числе женщин с детьми. Если такое положение в столице, то легко  представить, каким было житье-бытье в Богом забытом Кяряке. 90-километровый путь до Цалки микроавтобус преодолевал за четыре часа, а еще надо было до своей деревни добираться. Естественно, что Авраам Анастасиади, отец пятерых детей, работавший водителем в местном совхозе, принял решение перебираться в Тбилиси. Но и здесь, понятное дело, работы нет. Одна надежда - на местное общество греков, которое пыталось хоть чем-нибудь облегчить участь обездоленных соотечественников. Помню, как на одном из заседаний президиума Тбилисского общества греков председатель организации Ираклий Багларидис предложил выделить многодетной семье Авраама  30 тысяч рублей. Как-то незаметно мы с водителем из Кяряка подружились, в шутку называли друг друга родственниками. Когда через некоторое время появилась возможность отправить на работу на Кипр небольшую группу греков, кандидатура Авраама и его семьи ни у кого сомнений не вызвала. На острове парень из Грузии устроился работать по своей профессии, стал активистом, а потом одним из руководителей местного общества переселенцев. Поселился в Ларнаке. Когда через несколько лет я попал на  Кипр, он явился ко мне в гостиницу в Айя-Напе с сумкой, набитой баночным пивом, а также сладостями для моей дочери.

Алкис – младший из пяти сынвей Авраама, в Тбилиси из Кяряка попал в двухлетнем возрасте, многие его помнят: жена Авраама нередко приходила в общество с малышом на руках.

Молодой Анастасиадис вырос, сформировался и получил образование на Кипре.Закончил с отличием университет Фредерика, позднее прошел стажировку по специальности европейское экономическое право в университете города Пафос – также с отличием. Работал психологом в генеральном штабе Национальной гвардии, затем - социологом во Всекипрском союзе друзей Ларнаки – Фамагусты. Возглавил молодежный сектор Союза понтийских греков Кипра. Избран председателем Всемирного координационного комитета понтийской молодежи.

Поделюсь наблюдением: Алкис – прекрасный оратор. В течение трех дней умело руководил всем ходом работы молодежного форума. Задача непростая, если учесть, что в съезде приняли участие  13 федераций и 9 обществ из 23 стран. Почти 500 делегатов! Показал себя последовательным проводником курса на единение понтийской молодежи и понтийского движения в целом. Неоднократно поднимался на трибуну. В своих первых же речах охарактеризовал съезд, как объединительный."Сегодня, как никогда, мы нуждаемся в единстве. Съезд укажет на то, каким будет будущее понтийской молодежи", - отметил он.
 Ну, а Авраам? Как он поживает? Отвечая на мой вопрос, Алкис рассказал, что отец занят строительством церкви Пресвятой Богородицы в Ларнаке. Согласно его замыслу, она будет точной копией известной церкви в его родном селе  Кяряк, воздвигнутой в середине прошлого века.

СОРАТНИКИ

Энтузиасты греческого движения в Грузии Дмитрий Читлов и Павел Карагезов издали несколько книг, в которых весьма  обстоятельно изложена  история становления и формирования  т.н. «цалкинского» эллинизма - безусловно  мощной ветви понтийского эллинизма и эллинизма в целом. Сегодня эта ветвь задает  тон в мировом понтийском движении, является важным кадровым ресурсом на постсоветском общественно-политическом, административном  и экономическом пространстве. Достаточно назвать имена бизнесмена Георгия Мартасиди  из общества «Ромиосини» в Москве, Рафаэля Дельянова, возглавляющего организацию греков Белоруссии, Валентина Шахбазова – руководителя влиятельной греческой организации в российских Минеральных водах, салоникского адвоката Георгия Гурованидиса... Да и сам Иван Саввиди тоже из Грузии, по происхождению цалкинец, уроженец  села Санта. Из этой же обоймы Кириак Иорданов, выходец из цалкского села Авранло, один из деятельных  сотрудников Ивана Саввиди, занимающий пост председателя Исполкома САЕ Периферии стран бывшего СССР.

В течение 16 лет Кириак Иорданов работал в Тбилиси,  возглавлял местную федерацию греческих общин. Это были  сложные и драматичные годы в современной истории греческой диаспоры Грузии. Некогда 150-тысячная община, несмотря на предпринимаемые усилия ее сохранить, медленно, но верно сокращалась. Процесс репатриации греков на историческую родину стал необратим как по объективным, так и по многим субъективным причинам. Личность Иорданова, разумеется, наложила отпечаток на жизнь диаспоры в этот период. Светлая голова, терпеливый переговорщик, осторожный политик, неисправимый общественник … Сколько раз бывало: после какого-нибудь продолжительного заседания все его  участники торопятся на обед и никак не дождутся Иорданова, который  пристроился  в сторонке  и  обсуждает с какой-нибудь малознакомой группой людей жизненно важные для них вопросы. Его зовут: «Да кончай, Кириак, еда остывает…». А он, целиком поглощенный беседой, – ноль внимания на эти призывы.
Или совсем свежая история, происшедшая с нами на обратном пути из Салоник.Трое из 24 молодых людей, прибывших  автобусом из Тбилиси на молодежный съезд, имея на руках индивидуальные шенгенские визы сроком на один месяц, решили после форума погостить у своих родственников в Греции.  Естественно, что  на обратном пути ребят в автобусе не оказалось, хотя их фамилии фигурировали в общем списке делегатов, въехавших в страну. По этой абсурдной причине автобус на греко-турецкой границе был арестован, а на водителя был наложен штраф в 500 с лишним евро. Такие «штучки-дрючки», ставящие целью элементарное вымогательство, нам, в Грузии,  по прошлым временам хорошо известны.  Как видно, этот «ценный» опыт осваивается и в "объятой кризисом" Греции.

съезд_понтийской_молодежи_в_салониках


 Было 8 часов утра, когда я позвонил с границы Иорданову и сообщил о случившемся. Другой бы на его месте, наверное, еще поворочался  в постели, побежал бы  принимать душ или готовить утренний кофе… Но про Иорданова я точно знал - он медлить не будет. И не сомневался: в нем кипит сейчас негодование по поводу случившегося. Минут через 15 он мне перезвонил сам и я слышал, как по второму телефону его распрашивают о наших злоключениях на границе  министры и депутаты греческого парламента.

Непримиримая сотрудница  погранслужбы, наложившая штраф на водителя автобуса и отобравшая у него паспорт, кипятилась: «Пусть мне хоть Ципрас позвонит, все равно автобус  без штрафа не отпущу!» Но после тяжелых и утомительных 9-часовых препирательств инцидент  разрешился. Причем, ни Ципрасу, ни даже Меркель (я в шутку  поинтересовался, как сотрудница погранслужбы отреагировала бы на ее звонок) вмешиваться в инцидент не потребовалось. Хлопоты Иорданова, поднявшего на ноги членов греческого правительства и депутатского корпуса в Афинах, возымели  действие. Водителю  вернули паспорт и, наконец, зажгли перед нашим автобусом "зеленый" свет. Наш соотечественник и в этой сложной ситуации был на высоте...

СИЛА В ЕДИНСТВЕ

Каждый, кто хоть немного знаком с историей понтийского движения, знает как дважды два: главная его проблема - отсутствие единства. Как и герои Д. Свифта, которые никак не могут договориться о том, какой стороной - тупой или острой - следует разбивать яйца, так и лидеры многочисленных понтийских организаций никак не могут прийти к согласию по самым, казалось бы, элементарным вопросам. Однажды мне самому довелось окунуться в дебри этого надуманного противостояния. Шел 1995 год. Понтийцы готовились провести свой очередной съезд, который, как все надеялись, позволит окончательно и бесповоротно... объединиться. Но вот беда! Никак не могли прийти к согласию две крупнейшие понтийские федерации в Греции: ПОПС (эта организация объединяла понтийцев Северной Греции) со главе со Стефаносом Таниманидисом и Федерация Южной Греции, которой руководил Тодорос Столтидис. Внешне все выглядело чинно: у каждой из  федераций были свои "убедительные"  мотивы быть недовольными друг другом, имелись и...  союзники: у одних понтийцы США, у других - представители Германии и, по-моему, Австралии. Понтийцы из бывшего Советского Союза, как обычно, не знали, к кому примкнуть, но, учитывая постоянно натянутые отношения с эксцентричным Таниманидисом, склонялись на сторону "южных греков". И вот в Афинах проходит совещание, инициированное "южными греками", на котором принимается решение: не участвовать в съезде и вообще не иметь никаких деловых контактов с Таниманидисом, который, по общему мнению, "собрался прибрать все понтийские дела к своим рукам". Спустя некоторое время похожую конференцию проводил в Нью-Йорке уже Таниманидис, пригласив представителей федераций из бывшего СССР на заседание оргкомитета по подготовке съезда: обсудить сложившееся положение в понтийском движении и попытаться найти выход из тупиковой ситуации. Кириак Иорданов,  взявший на себя в Афинах обязательство - "не общаться  со Стефаносом", как и другие лидеры греков постсоветского пространства, в Нью-Йорк решил не ехать и откомандировал в Соединенные Штаты меня.

Не буду описывать перелет из Москвы в Нью-Йорк, который вместе со мной совершили представители российской (Георгий Меланифиди), украинской (Виктор Харабет), казахстанской (Пантелис Кесоглу) греческих диаспор. Вспоминаю, с каким комичным упорством мы пытались усадить за один стол делегатов ПОПСа и Федерации Южной Греции. Представители диаспор бывшего Советского Союза, и автор этих строк в том числе, сделали все возможное, дабы сгладить или даже свести на нет противоречия между двумя крупнейшими понтийскими федерациями Греции. Как они, разумеется, нам представлялись. Роль медиатора между нами и Таниманидисом взял на себя президент одного из понтийских обществ Салоник Яннис Карипидис, тоже выходец из Грузии. Как мы и предлагали, в первоначальный проект совместного документа были внесены многочисленные поправки, обеспечивавшие равноправные условия работы для всех участников предстоящего понтийского съезда.

И что из этого вышло? Да ничего. Столтидис, германцы и кто-то еще на съезд, состоявшийся спустя несколько месяцев в Салониках, все равно не приехали, и тот форум  оказался наименее представительным понтийским форумом из всех, в которых мне довелось участвовать.

Сейчас ясно, что та кажущаяся «непримиримость», которую мы пытались устранить, была ничем иным, как нежеланием лишаться каких-то вполне конкретных благ и привилегий. Правило известное: все хотят быть мини-королями в своих мнимых мини-королевствах… Но понтийский эллинизм, как было сказано на молодежном съезде, принадлежит не одному конкретному человеку, а всем нам, и с этим следует считаться.

Прошло столько лет, но в этом «раскладе» мировоззрений мало что изменилось: те же искусственные противоречия, те же надуманные вопросы, мешающие единству. Пример тому – отказ Всепонтийской федерации Греции (ПОЕ) направить своих представителей на нынешний молодежный съезд. Цитата из выступления Саввиди: «Не буду вдаваться в подробности, но, видимо, каким-то силам угодно, чтобы понтийский эллинизм жил по принципу «Разделяй и властвуй!». Поверьте, у нас нет времени и права на продолжение «локальных войн» и дрязг…». Словом, все повторяется! Подумалось: если бы тогда, 20 лет назад, я неожиданно заснул, то, проснувшись сейчас, наверное, даже не заметил бы, что проспал столько времени. Передо мной та же картина: вот  Иорданов, безуспешно взывающий к разуму  оппонентов, а вот его упертые собеседники, глухие ко всяким  доводам кроме своих собственных...

В ЧЬИХ РУКАХ ШТУРВАЛ?

Есть такая аксиома: обязанности капитана на судне должна брать на себя личность, имеющая представление о том, к какому берегу пристать. И это оправданно хотя бы с точки зрения обеспечения безопасности пассажиров. В нашем случае судно –это понтийское движение, а берег – его единство. С пассажирами тоже все ясно. Кому же быть капитаном судна? С момента своего появления на подмостках греческого национального движения российский бизнесмен Иван Саввиди выступает за единство понтийцев – и в качестве лидера Ассоциации греческих общественных организаций России, и в качестве Координатора САЕ периферии стран бывшего СССР. Словом, пытается создать остов современного греко-понтийского движения, вокруг которого формируются его наиболее энергичные силы. Немаловажный нюанс: все расходы по проведению 2-го Всемирного молодежного понтийского съезда взял на себя благотворительный фонд Ивана Саввиди. Смысл и замысел все тот же: обеспечить единство. Организаторы съезда никакого секрета из этого не делали: надо задать вектор к объединению греческой молодежи по всему миру. По большому же счету понтийцы могут, должны и, следовательно, будут брать на себя ответственность за судьбу Греции и греческого народа в целом – об этом на съезде также было сказано четко и недвусмысленно. Что и говорить, Греция переживает критический период в своей истории. Разве это нормально, когда страна три раза за год погружается в тревожное состояние выборов? Подумать только: более 45% избирателей демонстративно не явились на последнее голосование, т.е. уклонились от принятия каких-либо решений, касающихся судеб государства. Налицо кризис доверия к власти как таковой - люди перестали верить в то, что политики способны изменить их жизнь к лучшему.

иван_саввиди_на_съезда_понтийской_молодежи_в_салониках


 Я вспоминаю, как лет 10 назад на заседании координационного совета представителей греческих диаспор из стран бывшего СССР тогдашний депутат Госдумы России Иван Саввиди весьма иронично отозвался о представителях греческого руководства, посещавших в те дни Москву. Помню: кого-то его слова удивили. Теперь понятно: приученному к конкретным решениям и быстрым действиям российскому политику и бизнесмену пришлись не по душе непоследовательность и неповоротливость его новых собеседников. Увы, с тех пор мало что изменилось…

Иван Саввиди произнес на 2-ом понтийском съезде свою речь на русском языке, и это еще одна важная составная часть прошедшего форума - включение в общепонтийскую жизнь русскоязычного элемента. В сравнении с первыми понтийскими съездами это особенно бросалось в глаза. Нельзя не согласиться со словами оратора: «Греком является не тот, кто говорит по-гречески, а тот, кто думает по-гречески…». Многие греки из бывшего Советского Союза составляют именно эту часть греко-понтийской диаспоры. И они имеют полное право ожидать, что к их голосам станут прислушиваться.

Выступление Ивана Саввиди на форуме молодых понтийцев было жестким. И у этой жесткости были свои причины. Не исключаю, что ими могли стать неоднократные попытки Саввиди предложить греческим властям реальные пути выхода из серьезного политического и экономического кризиса, в котором оказалась страна. И безрезультатность, увы, этих попыток. Сколько же можно?

А многочисленные постыдные увертки высших греческих чиновников при рассмотрении вопроса об отзыве позорного законодательного акта греческого парламента о лишении репатриантов из бывшего Советского Союза денежных пособий по старости. С прежним премьер-министром Антонисом Самарасом Иван Саввиди обсуждал эту тему четырежды и четырежды получал от него твердые заверения - в самое ближайшее время положительно решить этот вопрос. К сожалению, дальше обещаний дело не пошло. Примечательно и то, что нынешний глава греческого правительства Алексис Ципрас, который как лев сражается с кредиторами за сохранение высоких пенсий для одной части своих соотечественников, ни разу не заикнулся о бедственном положении другой их части – выходцев из бывшего Советского Союза, оставшихся вообще без какой-либо помощи со стороны государства. А разве не является чистой воды шарлатанством - принять в парламенте перед выборами закон о восстановлении пенсий грекам-репатриантам, а вскоре после выборов его отменить?! Естественно, что на этом фоне позиция Саввиди выглядит безупречной, а его нынешняя репутация – последовательного защитника интересов греков-репатриантов из бывшего СССР – вполне заслуженной.

ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ ПОНТИЙЦЕМ?

 На форуме из уст Евгении Котаниди, руководителя Союза греческой молодежи Грузии, прозвучали такие слова: "Понтийцы – это уникальная часть греческой нации со своей неповторимой историей, культурой, неповторимым диалектом. Быть понтийцем - это значит быть представителем народа, за плечами которого годы геноцида - драматическая история, море крови и море слез… И, следовательно, быть понтийцем - это значит ощущать свою особую ответственность перед прошлыми и будущими поколениями своего народа", Можно сказать, что в этих словах выражена  главная тема форума понтийской молодежи в Салониках, завершение которого, по общему мнению его участников, должно стать началом активной подготовки ко Всемирному учредительному понтийскому съезду.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Разумеется, тема «Греки Грузии и истоки  эллино-понтийского возрождения» - условная. Понтийское движение питается из множества источников, наполняющих его животворной силой. В своей работе по греко-понтийскому возрождению нынешние лидеры понтийского движения опираются на широкий круг единомышленников, представляющих все страны обитания представителей понтийского эллинизма, таких как Александра Проценко-Пичаджи, бессменный председатель Федерации греков Украины, нынешний президент Союза греческих общин Грузии Фотий Читлидис, Павел Феодориди, возглавляющий сообщество греков Казахстана, лидеры греческих диаспор Армении и Азербайджана - Аркадий Хитаров и Саида Мехтиева, руководитель молдавской общины Владимир Яниев, юная Виктория Кравчеко, возглавляющая молодежное движение САЕ периферии стран бывшего Советского Союза и многие другие.  Я перечислил лишь имена лидеров. Но за их плечами - тысячи единомышленников, соратников. И в этом сила греко-понтийского движения.

(фотографии к тексту предоставлены автором)

Add comment


Security code
Refresh