JA Teline V - шаблон joomla Форекс

ДЕСЯТЬ МИНУТ ДО ЗАУТРЕНИ

КУЛЬТУРА

Александр Фомичев

Из греческого дневника

Мое первое паломничество на Афон было всего лишь двухдневным, но в эти два дня вместилось столько событий и впечатлений, что их хватило бы, наверное, на целый год обычной, размеренной жизни. Два раза я был там на грани отчаяния, но там же мне довелось пережить и минуты необычайного душевного подъема. Большинство моих афонских воспоминаний очень личные, и рассказ о них вряд ли будет кому-либо интересен, да я просто и слов не найду, чтобы все описать, но были в моем афонском путешествии десять минут, о которых рассказать очень хочется – хотя бы для того, чтобы подольше удержать эти минуты в собственной памяти.

Это было в Ватопеде – одном из самых древних и знаменитых афонских монастырей. В архондарике (так называется общежитие для паломников) меня разместили на ночь в комнатке с двумя кроватями. Это было уже после вечерней трапезы, где-то около восьми часов вечера, и я с ног валился от усталости, потому что проснулся в тот день в половине пятого утра в Салониках, два часа ехал один по ночной незнакомой дороге, два часа плыл на пароме и вообще много чего увидел и испытал. Поэтому комната (или, по-монастырски, келья) всего с двумя кроватями была воспринята мною как награда за проявленную паломническую стойкость.

Когда я туда пришел, соседа еще не было, но я решил сразу ложиться, поскольку, как уже говорилось, устал и хотел выспаться перед утренней службой, которая в Ватопеде начинается в 4 часа утра. Увы,  поспать в ту ночь мне так и не удалось, так как мой греческий сосед, появившийся через полчаса, оказался закоренелым и непобедимым  храпуном. В общем, сигнал на утреннюю службу я воспринял как избавление от мучений, быстро собрался и оказался в главном монастырском соборе первым из паломников, опередив следующих за мной собратьев примерно на десять минут.



       Эти десять минут стали для меня откровением и потрясением. В соборе было темным-темно и очень тихо. Входя, я  даже вытянул слегка руки, чтобы не наткнуться на что-нибудь. Вошел в главное храмовое пространство, стал слева от входа. Глаза начали привыкать к темноте и различать силуэт иконостаса. И тут в храм начали заходить монахи. Первых я даже не увидел, а услышал где-то совсем рядом осторожный шорох их одеяний. Они заходили быстро, один за другим, и начинали двигаться по кругу, крестясь и прикладываясь к иконам. Затем каждый выходил в центр храма, низко кланялся и растворялся в темноте. С каждой минутой их становилось все больше, но они шли уверенно, совсем не задевая друг друга. Они казались мне бесплотными тенями, а их движения в какой-то момент стали напоминать танец, отрепетированный годами и даже столетиями еженощных совместных молитв.

       Я стоял, вжавшись в стену и боясь быть замеченным. В нескольких шагах от меня происходило таинство, которому я невольно стал единственным свидетелем, и  которое я не должен был, не достоин был видеть. Я на самом деле переживал, что сейчас кто-то из монахов меня заметит, и тогда включится свет и вся эта неземная процессия разом остановится, поскольку за ней нельзя наблюдать постороннему.



Так продолжалось не более десяти минут. Скорее всего, даже меньше. Сначала зажгли первую свечку, потом вторую, затем в собор начали входить заспанные братья-паломники, начали перешептываться, кашлять.

В Ватопеде начиналась утренняя молитва.

На снимках:
•    Общий вид монастыря Ватопед;
•    Вход в главный Собор монастыря, посвященный Благовещению Богородицы;
•    Внутреннее убранство главного Собора. Именно здесь все и происходило...

март, 2017


Add comment


Security code
Refresh