JA Teline V - шаблон joomla Форекс

Китайцы и россияне являются самыми многочисленными инвесторами в греческую крупную недвижимость, позволяющую им получить вид на жительство в стране. Цифры, действительные на 31 января 2017 года, говорят сами за себя.

Наталья Цирмираки

Первое банкротство в новейшей истории греческого государства произошло в 1827 году. Да-да, практически сразу после первых побед в освободительной революционной борьбе против османского четырехсотлетнего ига...

Час ть 1

Первое, что сделал тогда правитель страны, это заявил о неспособности Греции оплатить так называемые «кредиты независимости», которые на деле не были кредитами как таковыми, и никакого отношения к независимости страны не имели – не для этого они давались. Мало того, в Лондонском протоколе 1830 года, составленном «сильными державами» без какого бы то ни было участия самой Греции, в статье 6 было указано, что, поскольку греки им должны и обязаны по гроб жизни за «помощь в освободительной борьбе», представители этих стран-освободительниц могут, когда им вздумается, делать что им вздумается в стране должников. То есть что? Практически, одна оккупация – османская - была сменена, и весьма своеобразно, на другую кабалу...


Второе банкротство настигло страну в 1843 году. Тогда же вспыхнуло и «восстание 3 сентября», приведшее к получению греками Конституции от баварского короля Оттона. И что произошло? Поскольку греческое государство не могло оплатить свои долги или договориться со своими ростовщиками, была вполне законно (???!!!) установлена первая официальная оккупация вполне себе свободного государства – в 1853 году в порту Пирей высадились пятнадцать тысяч (!!!) английских и французских солдат. Так началась десятилетняя оккупация, ставшая одной из самых кровавых страниц в истории греческого народа.

Причиной случившегося стало принуждение к выплате долга ростовщикам, т.е. странам, которые были на тот момент сильнейшими державами в мире. Тем, кто интересовался историей современной Греции, известно, что у греков была своя октябрьская революция... В 1862 году народ восстал против оккупационных партий, лоббирующих интересы Франции и Англии, устроил погромы и изгнал короля Оттона. Были созданы предпосылки для принятия новой Конституции, которая считалась на тот момент самой демократичной в Европе. Да, греки, как и русские, долго запрягают, но быстро едут. Народ, в отличие от политиков, которых сам же обычно и избирает, всегда исполнял то, что обещал...

Третье крупное банкротство Греции – и единственное, о котором известно широкой публике, упоминаемое в учебниках истории как знаменитое "δυστυχώς επτωχεύσαμεν" (к сожалению, мы обанкротились) тогдашнего премьер-министра страны Харилаоса Трикуписа в 1893 году. Тогда греческое правительство пыталось договориться с кредиторами, держателями акций. Глава правительства Трикупис был готов  пожертвовать всем, кроме двух вещей – государственного суверенитета и государственной казны. Разумеется, кредиторам это не понравилось, и их несогласие выразилось войной 1897 года при полной поддержке греческого королевского двора. С самого начала и до конца война была подстроена с единственной целью – установить в Греции в 1898 году полный международный финансовый контроль (по сути – владение и распоряжение). Тогда и была придумана «золотая драхма» как финансовый стандарт оплаты госдолга, поскольку кредиторам захотелось получить придуманный и раздутый ими долг в валюте, обеспеченной золотом, или, еще лучше, в драгметаллах. Тогда же страна и попала в новый замкнутый круг в роли ишачка, ведомого по кругу и вращающего мельничное колесо. Новый «кредит», который страна должна была выплачивать золотом, вел опять же к новым займам и кредитам из-за невозможности его погашения, и так до бесконечности...

Уже под неусыпным контролем Международной Финансовой Комиссии (предшественницы МВФ) и Финансовой Комиссии общества государств, которая также контролировала Грецию (ну просто дежавю – и тебе МВФ, и тебе Европа!), Греция вновь обанкротилась уже 1932 году. (Раз в 35-40 лет, все нормально). Это банкротство целиком лежит на совести Элефтериоса Венизелоса, но объявить о нем пришлось Цалдарису. И опять все по знакомому сценарию: режим жесткой экономии, закрываются две трети (!!!) школ, уволена половина административных госслужащих – и все это ради того, чтобы оплачивать проценты по кредитам! Особым законом была запрещена деятельность профсоюзов, особенно в госсекторе.

Интересно заметить, как именно происходило кредитование (ничего нового сегодня ПОКА – ключевое слово - не придумали). На выданную реально кредиторами сумму проценты доходили до 100. Как? Очень просто: на каждую выдаваемую по документам сумму кредиторами удерживалось около 30% в знак «гарантии возврата денег», то есть, греки получали 70%, а то и того меньше, с учетом различных вычетов и оплаты иностранных «комиссаров». А проценты начислялись с той суммы, что была первоначально указано в бумагах...

 Затем Греции был «возвращен» король, который, разумеется, послушно выполнял указания своих сюзеренов – Англии, что окончилось установлением 4 августа диктатуры Метаксаса. Разные мнения можно сейчас услышать относительно той эпохи, вплоть до дифирамбов. Разумеется, когда правда замалчивается, можно проводить выгодную тебе политику. Недавние события в разных странах мира наглядно показали, как быстро можно «переписать историю». А кто действительно помнит, каким было первое действие Метаксаса? Он собрал все накопления госстраховой компании ИКА, которая была создана всего за 3 года до этого, имела значительную поддержку государства, хотя и не обязательный, как сегодня, характер выплат, и обладала достаточным запасом финансов. Более того, у нее имелись все шансы успешно работать и сегодня. Кроме денег ИКА, он собрал все, что нашел в наличии в государственной казне и банках и... оплатил требования кредиторов - британцев и французов, практически лишив свой народ всего. 

После Второй Мировой войны Греция обратилась к кредиторам – бывшим союзникам в войне - с просьбой, поддержанной и первым президентом Банка Греции Ксенофонтом Золотасом о списании довоенных долгов в знак благодарности за поддержку в годы войны. Очень пафосно, не находите? Разумеется, ответ последовал отрицательный. Мало того, всего только через 15 лет беспрецедентного давления и шантажа со стороны кредиторов, в 1964 году, страна пришла к рубежу, когда пришлось подводить черту довоенным кредитам.

 Правительство, возглавляемое Георгиосом Папандреу с министром финансов Константином Мицотакисом (ну надо же, непримиримые соперники!? Стало быть, им всем уже не впервой «продавать нас с потрохами»?), подписало худшее на тот момент кредитное соглашение из тех, что были у Греции до тех пор (не считая будущего, т.е. сегодняшнего. Правду же говорят: дальше – лучше, учимся и превосходим предшественников). Были признаны действительными и надлежащими к выплате все довоенные долги страны, начиная с 1881 года… Мало того, эти долги были признаны в их первоначальном виде – не принимались во внимание те суммы, которые уже были выплачены Грецией по кредитам до тех пор... Не принимая во внимание, что с тех пор 2 раза было официально объявлено о банкротстве страны: в 1893 и в 1932 году... Ну как, мы в шоке? Но это еще не все – были признаны надлежащими к выплате проценты за... ЗАДЕРЖКУ ВЫПЛАТЫ кредитов, переведенные исходя из расценки 1964-го года плюс 71% увеличение суммы за задержку из-за рискованной кредитной истории страны и как возмещение морального ущерба кредиторам... Эти суммы должны были выплачиваться народом Греции в течение 45 лет, что есть – вплоть до 2009-го года... По крайней мере, теперь мы хотя бы можем себе представить, что нас может ожидать в дальнейшем относительно сегодняшнего «кредита» - войны, грабежи, рабство будущих поколений.

 Затем была греческая Хунта – Черные Полковники. Что сделала эта власть? Почему про нее ходят слухи (именно слухи, потому что правда обычно замалчивается как неугодная нынешним властям, а журналистов шантажируют страхом потерять работу и неспособностью содержать семью). Считается, что во время хунты был наименьший в ХХ веке внешний госдолг. Как это могло получиться? Очень просто: оплата кредита происходила внефинансовыми формами. Договоренности под столом, как водится у политиков. Оплата производилась двумя основными способами. Иностранные кредиторы и «сильные мира сего», стоящие за ними, потребовали две вещи – сдачу всего Эгейского моря, что готовились сделать с помощью образованного тогда (как и сегодня пытается сделать нынешнее правительство) учреждения, занимающегося учетом всей территории страны. Были готовы все контракты и соглашения, но очередные выборы в стране помешали довести дело до конца. Вторым условием была сдача Кипра. В греческих архивах есть документы, которые постепенно появляются в публичном доступе, согласно которым кипрская трагедия являлась лишь частью выплат довоенного долга Греции. То есть, сдача части Кипра турецким войскам в обмен за списание небольшой части кредита. Когда-нибудь историки подсчитают, сколько же именно стоила жизнь каждого киприота, каждого защитника и патриота греческой земли в то время...

 Часть 2

В послевоенный период правительство Греции решило перенести груз долгов по «кредитам» на государственные  предприятия. Статистический отчет за 1985 год гласит, что реальные нужды компании-поставщика электроэнергии  (тогда еще государственной)  ΔΕΗ составляли всего лишь 1 драхму из каждых 1000, взятой компанией в кредит. Остальное составляли требования внефинансовой оплаты государственных кредитов.  В те годы греческие правительства (независимо от правящей партии) снова начали набирать внешние кредиты для партийного (читай личного) пользования, причем влезали в долги на ужасных условиях. Так, например, в 1977 году ссуда французских банков была выдана греческому правительству не только с огромными процентами, но и на диких условиях. Во-первых, часть кредита Греция должна была потратить на покупку определенного числа французских фрегатов, во-вторых, в обязательном  порядке - закупить определенное количество тканей и нитей у французских компаний, главным образом у Lacoste (отличный маркетинг, правда? С тех пор компания и стала известна во всем мире). Это стало настоящей бедой для греческой промышленности, выпускающей отличный трикотаж, ткани, нити. Многие из нас помнят греческие шторы как показатель качества, греческого производства нижнее трикотажное белье, нити для вышивки замечательных цветов и качества... Все это осталось, к сожалению, в прошлом... И это только один кредит... за ним последовали и другие. Один из самых крупных – в 1987 году – у компании – колосса Mitsubishi Funds. Среди их требований была закупка японских телевизионных передач. Именно тогда традиционные народные сказки и документальные фильмы для детей в одночасье  заменили так привычные сегодня монстрики - Pokemοn, Digimon и другие, успешно оккупировавшие всю планету.

 Затем последовало вступление Греции в ЕС. Что это дало народу? Еще более тяжелые условия выплаты долгов, неизвестно кем и когда (а главное – зачем) сделанных. А политикам? Оправдание всех и за все – невозможность указать ответственных лиц за деяния в «общей Европе» за полное практически уничтожение промышленности и аграрного сектора страны.

Примерно 370 успешных промышленных предприятий страны, основа ее экономики, были уничтожены, намеренно закрыты или переведены в другие страны, превращены в кредитных  должников, проданы за бесценок иностранцам или полностью остановлены (устранение конкуренции).

Что делает правительство? Вносит долги этих предприятий в государственный бюджет, полностью оправдывает «разорившихся» (банкрот в Греции – совсем не обязательно – разорение – вспомним хотя бы сегодняшнего господина Маринопулоса, пустившего по миру тысячи служащих в Греции и открывшего торговую сеть в другой стране) владельцев этих предприятий, простаивающих годами (некоторые из них простаивали годами, но не закрывались, а служащим выплачивалась часть зарплаты в обмен на «правильное» голосование на выборах – и все в итоге – из госказны). Разумеется, для всего этого нужны были деньги, которые правительство получало... правильно, в виде иностранных кредитов. Неужели после 15-20 лет подобной ситуации страна могла остаться на рельсах развития? Удивительно, что так долго продержались и что внешний долг страны оказался всего в два раза превосходящим ВВП.

Но времена меняются, после «вдохновителя европеизации» страны партии ПАСОК к власти приходит Новая Демократия. Господин Мицотакис, любимчик греков (старший, разумеется, поскольку сейчас в любимчиках  уже у Европы ходит младший Мицотакис) всего за 3 года достиг невиданных доселе успехов – довел внешний долг страны до 4-хкратного размера ВВП! Просто рекордсмен, но не только в этом – он придумал брать кредиты не на внутреннем рынке, во внутренней валюте, драхмах, а по курсу иностранных валют внешнего рынка. В истории банкротств стран много различных случаев, но те страны, что берут кредиты в собственной валюте, обычно не банкротятся – например, Япония – ее внешний долг составляет  аж 220% ВВП – самый крупный в мире. Но 92% этого долга – кредиты в йенах, собственной валюте страны. Кредиты же в иностранной валюте очень быстро и верно приводят к банкротству. Но, как видно, история не учит, а память у людей короткая...

С вступлением страны в монетарный европейский союз правительство Симитиса переводит весь внешний долг Греции, 80% которого было все-таки пока еще в драхмах, на новую валюту, евро. С того момента экономисты ведут обратный отсчет экономики Греции.

Вторым фактором, ускоряющим «обратный отсчет», явилась постоянная недостача «живых денег» на внутреннем рынке страны. Статистика гласит, что, начиная с 2001-го года до 2004-го, олимпийского, в Греции каждый год уменьшался оборот наличных. Казалось бы, с увеличением ВВП должно увеличиваться и количество денег – почему же происходило обратное? А потому, что Европейский Центробанк, отвественный за печать денег, посчитал, что нет необходимости снабжать Грецию наличными. И как же греческий рынок справился с тем, что уменьшалось производство и не было свободного достаточного оборота наличных? Оставался единственный путь – снова долговая кабала.

 Несмотря на реальность, в течение десяти лет в Греции происходило «экономическое чудо» - средний показатель развития в год - 4%, что превосходило средние показатели развития по странам ЕС. Вот только никто не рассказывал народу о том, что эти 4% развития  означали увеличение внешнего долга на 18%... в год... То есть – только лишь кредитами мы добивались увеличения ВВП. Очень-очень похоже на то, что сейчас происходит в некоторых странах – новейших членах ЕС и странах, туда стремящихся.

Все это «развитие» происходило на фоне реального сокращения, уничтожения производства в стране. В Греции, прежде аграрной стране, дожили до того, что аграрный сектор составил всего лишь 3% от ВВП! Все помнят дотации правительства аграриям для того, чтобы те НЕ выращивали хлопок, табак, апельсины, картофель и т.д.? Аграрный сектор в нашей стране, легко покрывающий не только внутренние нужды рынка, но и кормящий всю Европу, стал составлять меньше, чем таковой в Швеции с ее вечной мерзлотой и а Голландии. В магазинах не найти греческой картошки и помидоров... А что с промышленностью? Ее доля сократилась до 13%. Это при том, что в среднем по странам ЕС доля промышленности в ВВП составляет 35%. Что это значит в переводе на понятный язык? Наша экономика превратилась в непроизводственную паразитическую, в которой остался еще пока живым лишь сектор услуг. В таких условиях абсолютно логичным кажется, что Греция должна всем и каждому и ее участь на многие годы решена.

Как это сказалось на жизни греческих семей? Попробуем посмотреть в цифрах. Исторический рекорд – в течение десяти лет в Греции отрицальные показатели в банках – по данным за 2009 год банки страны недосчитались примерно 28 млрд вложений граждан.  Независимо от того, какое правительство у власти – без наличности в банках невозможно и экономическое развитие. А вложения в банках появляются только в случае, если у хозяйств остаются свободные после оплаты всех необходимых долгов и покупок наличные. Стало быть, состояние экономики таково, что жители страны не способны оплатить необходимые счета, а не только держать деньги в банке. И это состояние держится в Греции уже более 10 лет. К чему это приводит? К внутреннему кредитованию. Результат – более 77% наличности потребители должны банкам.

Итак, наступил 2008 год с его объявлением финансового, а затем и экономического кризиса. На мировом рынке собралось такое количество кредитного капитала, которое невозможно перевести в инвестиции, кредиты, сделанные в счет будуших выплат за счет сегодняшних финансовых фокусов с  целью получения выгоды из процентов. Стремления банков в те годы ограничивались поиском потенциальных должников с тем, чтобы всучить им кредит и получать с него проценты, часто даже превышающие саму сумму кредита. Итак – на апрель 2010 года общая сумма кредитов в мире составила 1.000 биллионов (!!!) долларов США. Кредиты принадлежат примерно 1600 инвестиционным учрежденям на мировом рынке. Средний процент по этим кредитам до кризиса составлял 6,22%, что означает 62 биллионов долларов в год. При этом мировой ВВП (всего мира!) составляет лишь 57 биллионов долларов... Вот вам и кризис, лопнувшие банки, разорившиеся инвесторы. А что греческое правительство? А оно не боялось кризиса, поскольку было «за крепкой стеной евро»...

В январе 2009-го уверенное и бесстрашное греческое правительство ждал ужас – не нашлось желающих на покупку его акций. Паника, в Греции заговорили о кризисе, который уже давно вошел в каждую семью, но был только что «обнаружен» политиками и министрами. Открылось (что-то типа «а король-то голый!»), что  противостоять этому кризису стране нечем, поскольку ко всем предыдущим долгам за 10 лет в еврозоне было набрано еще 490 млрд евро кредитов. А на что же они были взяты? 450 млрд из них пошли на оплату госдолга (то есть за 10 лет мы заплатили почти полтора раза сумму долга (340 млрд) до 31/12/2009, оставалось еще 40). Из этих 40 млрд около 20-ти пошли на «затыкание дыр» в госбюджете, а еще 20 – просто-напросто «испарились», вероятно, осев в карманах иностранных заимодавцев (помните условия французского кредита, почему бы и не подобное условие «прилипания сумм к рукам» новых кредитодателей?) и местных, причастных к подписанию кредитных соглашений, политиков. 

 В тот момент Греции запретили объявить о банкротстве – видно, из жителей страны «еще не все вытрясли».

Вдаваться в подробности того, что происходило в течение последних «веселых, лихих» восьми лет мы пока не будем – слишком все еще «горячо». Главное, о чем хотелось бы сказать – не в первый, и, похоже, не в последний раз Греции суждено переживать дефолт, а ее жителям платить за грехи и преступления своих правителей. Пока жители Греции не проснутся (прогнозы в этом, к сожалению, неутешительные, никому не выгодно пробуждение народа кроме самого народа) и не будут более  отвественно подходить к вопросу выбора собственного правительства, руководствуясь не сиюминутной выгодой, не оставаясь безразличными к будушему своих детей, такие подобные исторические перипетии с периодом в 30-60 лет будут повторяться вновь и вновь.

Кто не знает своей истории и не хочет учить ее уроков, тот достоин своей участи...


 

 

 

Шквал новых налоговых мер угрожает греческим налогоплательщикам с вступлением в права нового 2017 года.  Так, увеличивается налог на доходы от аренды недвижимости, от сельскохозяйственной деятельности и работы предприятий, подскакивают налоги на горючее и табак, и в силу вступают новые налоги – на потребление кофе, на пользование стационарным телефоном и на электронные сигареты. Короче, на все, так как уже один налог на горючее повлечет за собой увеличение цен на продукты питания, товары и услуги.

Выступая на Форуме «Thessaloniki Summit», венгерский экономист Золт Дарвас, сотрудник Института Bruegel, спрогнозировал, что и в 2018 году Греции не удастся выйти на рынки, и, следовательно, возникнет необходимость в...четвертом Меморандуме!

Как показывают данные ОЭСР (Организации Экономического Сотрудничества и Развития), Греция является чемпионкой мира по отчислениям с зарплат на налоги и социальное страхование: с каждых кровно заработанных 100 евро государство забирает назад больше половины, 57 евро!
Налог и взнос солидарности уже отчисляется с заработной платы согласно новой налоговой сетке, и по половине дополнительного процента – как с трудящегося, так и с работодателя - добавилось в счет страховых взносов.

Кто пополняет государственную кассу Греции? Конечно, потребители, которых государство продолжает обдирать как липку. Так, 94% доходов от налогов покрывается налогами на потребление, то есть косвенными налогами и НДС!

Ещё статьи...