JA Teline V - шаблон joomla Форекс

ФИДИЙ – ПРОРАБ ПАРФЕНОНА

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ

АНАТОЛИЙ ПЛУТАНСКИ

Греческие сравнительности

 фидийФидий. (oк.490-oк.430 г. до н.э.) древнегреческий скульптор, архитектор и живописец
Любопытно, некоторые великие историки древности, Фукидид, Плутарх и другие, оставив потомкам массу подробностей из судеб воинов, политиков, вождей, других разных людей, почти не упоминают тех, кого через многие столетия человечество безоговорочно признает основоположниками культуры, искусства соовременной цивилизации. Тот же Плутарх, если и упоминает Фидия и некоторых других скульпторов, художников и иных представителей этого цеха, то только  так:

«Кто занимается лично низкими предметами, употребляя труд на дела бесполезные, то этим свидетельствует о пренебрежении своём к добродетели. Ни один юноша, благородный и одарённый, посмотрев на Зевса в Писе, не пожелает сделаться Фидием, или, посмотрев на Геру в Аргосе - Поликлетом, а равно Анакреонтом, Филемоном, или Архилохом, прельстившись их сочинениями: если произведение доставляет удовольствие, то из этого ещё не следует, чтобы автор его заслуживал подражания».
Любопытно, что буквально в десятке строк перед этим рассуждением, Плутарх высказывает то ли сомнение, то ли утверждение, в котором сокрушается в адрес не творцов вечного, а по поводу безымянности производителей преходящего:
 «...часто, наслаждаясь произведением, мы презираем исполнителя его: так, напрмер, благовонные мази и пурпурные одежды мы любим, а красильщиков и парфюмерных мастеров считаем неблагородными, ремесленниками».
Как говорится, не верь глазам своим! Хотя, какой смысл спорить с Плутархом? Таково было время, таковы критерии, традиции. Следует отметить, что это мнение авторитетный историк древности высказал почти 500 лет спустя, после того, как Фидий завершил свой жизненный путь. А ещё через 100 лет, не менее знаменитый, историк Павсаний путешествует городам и весям Эллады, подробно её описывает, не упускает из вида ничего сколько-нибудь значительного, примечательного и, в отличие от Плутарха, отдаёт достойную дань восхищения архитекторам и поэтам,  скульпторам и драматургам, художникам и мыслителям Эллады и их достижениям. Он называет имена авторов тысяч творений, приводит сотни текстов, и, конечно, в том числе, многократно упоминает великого Фидия. И теперь, тысячелетия спустя, мы произносим, с точки зрения Плутарха, «неподходящие» имена с чувством  трепетного почтения, восхищения талантом гениев, их мастерством и выражением несказанной благодарности. И в числе первых мы произносим твоё имя, великий и неповторимый ФИДИЙ!

фидий

Ему повезло: он родился, жил и творил в век Перикла, когда истинный дар, а в данном случае вовсе не преувеличение добавить – божий, расцветал в полной мере. И выстраивая историю преобразования Афин, мы с полным правом можем сказать, что уникальный великолепный облик города пятого века до Р.Х. в немалой степени воссоздан гением Фидия, выдающимся творцом всех времён. Чего стоит только одна реконструкция Ансамбля Акрополя.
Впрочем, ещё совсем недавно, до середины прошлого столетия, имя Фидия было известно только из сохранившихся древних рукописей. Его и воспринимали как фигуру легендарную. Но через 2500 лет, в 20-м веке, следуя описанию Павсания, на территории Олимпии в культурных пластах античного времени археологи нашли ритуальную чашу с подписью: «ФИДИЙ». И теперь легендарный скульптор начал материализовываться. Выяснилось, что при создании Олимпийского храма были использованы слоновая кость и золото, то есть, применялся хрисоэлефантинный метод Фидия. А это уже фирменный знак. И теперь никто не сомневается, какое наследство оставил человечеству этот знаменитый скульптор.

Верно, эти творения не сохранились, но в древности многие его шедевры почитались, как чудеса. Из описаний историка Павсания  мы знаем: в храме главного греческого античного божества в Олимпии статуя Зевса Олимпийского, созданная Фидием, известна, как одно из семи чудес света. Пунктуальный Павсаний даже указал, что его мастерская располагалась позади Альтиса, священной земли, на которой находился этот храм Зевса, что в середине прошлого столетия также подтвердили археологи. Через тысячу лет, после Фидия, когда утверждалось христианство, его мастерскую приспособили под церковь, которая сохранилась до наших дней.

хризоэлефантинная_статуя_зевса_в_олимпии


Да, оригинальные произведения Фидия, к сожалению, нам увидеть не суждено. Однако, благодаря литературным свидетельствам, мы имеем возможность о них составить довольно ясное представление. Так, по ярким описаниям Павсания и по чеканным изображениям на монетах можно как бы воспроизвести впечатление о статуе Зевса Олимпийского, стоявшей в храме Зевса в Олимпии. Особенное внимание Фидия привлекал образ божества, в честь которого носит имя его город, Афины. Эту богиню он воплощал в разных ипостасях. И, кстати, греческое слово «ипостась» точно характеризует образы, которые в камне и бронзе воссоздавал  великий Фидий. Парфенон украшала его статуя Афины Парфенос, в переводе на русский – Девы. Примерно в 460 году, в честь победы над персами он отливает из бронзы гигантскую, в 17 метров высотой, Афину Промахос с копьём в поднятой руке. Эта скульптура украсила афинский Акрополь. Бронзовая Афина Лемния, созданная для жителей острова Лемнос, держала шлем в руке и опиралась на копьё. В Платеях «царила» Афина Арея, выполненная из редкого пентелийского мрамора в одежде из позолоченного дерева. В числе прочих, утрачена упоминаемая Афина в ахайском городе Пеллены, канули в лету многие другие. В национальном археологическом музее Греции представлена счастливо сохранившаяся мраморная копия с созданной Фидием статуи «Афина Варвакион». За минувшиетысячелетия сотни сульпторов воспроизвели множество копий работ Фидия. И, наверное, не счесть того, что не пощадило время, не дожило до наших дней.

хризоэлефантинная_статуя_афины_девы_в_парфеноне

Как правило, статуи Фидия являлись частью архитектурных ансамблей. Именно он заложил основы нового типа украшения храмов. Так появилось скульптурное оформление афинского Парфенона, и, в том числе, грандиозный фриз Фидия, который отражает многообразие античного мира, природы. На фризе изображены Панафинеи — празднич¬ное шествие афинских граждан. Под резцом скульптора традиционное ритуальное шествие превратилось в величественное и грандиозное зрелище. На огромном про¬странстве стены запечатлено множество фигур людей и животных в самых разных позах. Это – скульптурная поэма об  афинской жизни, о достоинстве граждан полиса, о гармонии окружающего мира. Фидий остался верен тому, над чем работал многие годы - прославление родной земли и ее граждан.

фриз_парфенона

Из описаний Павсания представляется, что скульптурные композиции Фидия воспринимаются как бы частью архитектурного комплекса и, в то же время, каждая из фигур производит впечатление самостоятельного произведения. Для скульптора главным было создать ощущение движения. Он добивается легкости в передаче каменных складок одежды, непринужденности поз. Поразительное чувство игры света и тени позволяет Фидию передавать детали облика и одежды скульптур так, словно он их прописывает кистью на обычном живописном портрете. Благодаря этому качеству достигается особая пластичность — все фигуры кажутся живыми, естественными, а не застывшими. Это впечатление усиливается благодаря тончайшей обработке и использованию фактуры мрамора, других материалов, которым отдавал предпочтение скульптор. К числу шедевров древнегреческой пластики относятся скульптурные композиции на фронтонах храма — «Рождение Афины из головы Зевса» и «Спор Афины с Посейдоном за первенство в Аттике»...

рождение_афины_из_головы_зевса_фронтон_парфенона

Перечень работ Фидия можно продолжать и продолжать. Его творческое наследие основательно изучают специалисты, и мы всё больше об этом узнаём, но о самом скульпторе сведения попрежнему остаются весьма скупыми. Жизнеописание Фидия носит в определенной степени легендарный характер. Правда, довольно подробно описана биография Перикла, а ведь известно: одним из его ближайших друзей и сподвижников был Фидий. Очевидно, тщательное исследование биографии знаменитого политика может, хотя бы косвенно, нам приоткрыть что-то новое в судьбе  гениального скульптора.
Казалось бы, кому как ни Фукидиду, современнику Фидия, рассказать о нём! Но вся «История» Фукидида, по-сути - это бесконечные описания сражений, о которых, за редким исключением, наверное, даже спустя несколько десятков лет, вряд ли что-то помнят потомки. А вечная память оказалась уготованной тем, о ком историк не счёл нужным оставить хотя бы пару слов. Плутарх, как уже говорилось выше, о них упоминает пренебрежительно, но не может не отдать дань плодам их трудов: «...что доставило жителям (Афин – авт.) всего больше удовольствия и послужило городу украшением, что приводило весь свет в изумление, что, наконец, является единственным доказательством того, что прославленное могущество Эллады и её прежнее богатство не ложный слух, - это постройка величественных зданий.»

реконструкция_парфенона

И тут же Плутарх опять намекает на бесполезность всех этих красот. Он считает, что лучше бы использовать государственную казну для ведения войн, то есть, по-сути, пустить деньги на ветер: «...отнял (деньги – авт)  у народа Перикл. Эллины понимают, что они терпят страшное насилие и подвергаются открытой тирании, что на вносимые ими по принуждению деньги, предназначенные для войны, мы золотим и наряжаем город, точно женщину-щеголиху, обвешивая её дорогим мрамором, статуями богов и храмами,  стоящими тысячи талантов
А собственно, что с тех пор изменилось? Верно, искусство и его творцы ныне в очень большой цене. В основном то, что создавалось в прошлом. Но ведь, как и тысячи лет назад, и в наше время, обирая народы, «вбухивают» в войны безумные деньги, разоряют страны, загоняют в нищету миллионы; и, по умолчанию, ведь  готовы уничтожать в самом расцвете здоровых мужчин, драгоценный генофонд человечества. Большинство погибших вскоре забудутся, некоторых назовут героями, и не останется после них потомков, а значит – памяти. Тех же, кому суждено выжить, осчастливят железками-знаками доблести – вот и вся цена смертной альтернативе. Конечно, понятия «жизнь» и «деньги» связаны, но несопоставимы. Деньги – некий эквивалент плодов труда человеческого, который преступно тратят на уничтожение жизни. А на здоровье людей, на образование, на искусство, культуру, науку, то есть на то, что и есть жизнь, государство отпускает по остаточному принципу.
Правда, в истории человечества случаются исключения, когда соотношение война – жизнь не столь гипертрофированно. Этот баланс использования средств в своё время совсем неплохо определял великий Перикл. И Плутарх честно отмечает: «...(Он – авт.) представил народу множество грандиозных проектов сооружений и планов работ, требовавших разных ремёсел и рассчитанных на долгое время, чтобы остающееся в городе население имело право пользоваться общественными суммами нисколько не меньше граждан, которые находятся во флоте, в походах в гарнизонах. И правда, там, где были материалы: камень, медь, слоновая кость, золото, чёрное дерево, кипарис; где ремесленники обрабатывали эти материалы: плотники, мастера глиняных изделий, медники, каменотёсы, красильщики золота, размягчители слоновой кости, живописцы, эмалировщики, граверы; причастные к перевозке и доставке  материалов люди: по морю – крупные торговцы, матросы, кормчие, а по земле –тележные мастера, содержатели лошадей, кучера, шорники, крутильщики канатов,верёвочники, строители дорог, рудокопы...»
Всё-таки великий историк не мог не упомянуть о том, кто всем этим управлял: «Между тем росли здания, грандиозные по величине, неподражаемые по красоте... Всем распоряжался и за всем наблюдал у Перикла Фидий...» И далее Плутарх отмечает преобразователя Афин, как скульптора: «...Фидий  работал над золотой статуей богини, и в надписи на мраморной доске он назван творцом её».

перикл_аспасия_и_фидий_на_стройке_парфенона


Это, очевидно, был пик прижизненной славы Фидия, признания таланта, заслуг. Но, как говорится, от любви до ненависти – один шаг. Особенно, когда к такому шагу всегда готова послушная молве и слухам толпа. Сначала эту толпу, демос, натравили на самого Перикла, но его безупречность поколебать не удалось. Чтобы всё-таки как-то подпортить его репутацию, взялись за ближайшее окружение: мол, ты мог покрывать проступки друга. Если Перикла уличить в растратах не вышло, то уж его сподвижника, распоряжавшегося огромными средствами и ценностями, казалось можно запросто «схватить за руку». Пустили слух, что Фидий присвоил часть золота, других ценностей, предназначенных на украшение Афин. Состоялся суд, но Фидий нашёл метод измерения использованных ценностей, и никаких недостач не обнаружилось: хризоэлефантинная статуя Афины –Девы была сделана таким образом, что все золото на ней снималось и легко взвешивалось!
Тогда начали скрупулёзно изучаить творения скульптора и на щите статуи Афины Парфенос обратили внимание на два профиля, очень похожие на изображения автора и Перикла. Перикл был изображен в виде воина, поднявшего руку перед лицом в нижней части щита, а сам Фижий – в верхней части щита, в центре – с камнем в поднятой руке. Это уже тянуло на святотатство. щит_афины_девыСуд постановил: Фидия изгнать из города (самое серьёзное наказание, после смертного приговора) и пока, до окончания полного расследования, поместить в тюрьму в Олимпии. Здесь существуют две версии, где Фидий расстался с жизнью: по одной - в этой тюрьме, по другой – в изгнании в Элиде, причём, имели место серьёзные подозрения, что его отравили. Правда, Плутарх, в общем подтверждая трагическую версию судьбы скульптора, причину смерти называет иной: «...Фидий был другом Перикла и у него пользовался большим авторитетом, что объясняет появление многих врагов и завистников. Они подговорили одного из его помощников, Менона, донести на своего учителя и руководителя, что тот, пользуясь властью, ворует ценности, выделенные из казны города. При разборе дела в Народном собрании выяснили, что обвинение было ложным. Над Фидием тяготела зависть к славе его произведений и ему предъявили новые обвинения. Он был отправлен в тюрьму и там умер от болезни».
...Неважно, по недосмотру, из-за непонимания или одурманенные религиозным фанатизмом люди уничтожили или утратили уникальные шедевры, созданные Фидием, да и многими другими античными гениями. Разумеется эти произведения принадлежали когда-то разным государствам, городам, обществам и были их гордостью, и в то же время их по праву можно считать достоянием человечества...
Верно, жива одна буква – «φ» - первая буква имени великого скульптора. Он обладал безошибочным чувством пространства, меры, движения, пропорции, света, тени, то есть то, что подразумевает эта буква-знак«φ» - вечный критерий, обозначающий в алгебре Золотое Сечение... Золотой век Перикла... Золотая эпоха Фидия... Прошло 2500 лет, его слава не померкла и, можно сказать, что она будет жить вечно, пока существует человечество.

золотое_сечение_золотое_число_φ

Add comment


Security code
Refresh