JA Teline V - шаблон joomla Форекс

Доля Спироса Меркуриса

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ

Анатолий Плутански

Греческие сравнительности

Век нынешний

   спирос_меркурисНеизвестно, к пользе или ни к чему была бы древним наука социология? Они как-то без неё обходились. Настоящие политики, такие как Перикл, прекрасно понимали, чувствовали настроение общества. А теперь без этого никуда – не хватает нашим самостийным вождям политического чутья, не надеются на себя, и социологический опрос для них, как «Отче Наш...» для истинно верующего.

Нет бы взять и оценить плоды деятельности современных политиков да задать вопрос  населению: «Изменилось ли что-то существенно в Греции за минувшие, после эпохи Перикла, 2500 лет? Разумеется, если не рассказывать про айфоны, освоение космоса и прочие достижения человечества, то вроде и говорить не о чем. Правда, надо признать, что в пределах Эллады некоторые перемены всё-таки имели место. Напимер, греки, осознали, что они одно целое, и вместо десятков государств, или городов-государств, и вражды друг с другом объединились в одну страну. Верно, это произошло в несколько отдалённом прошлом, но сохраняется по сей день.
   Мы - единая страна, 98%  населения которой - греки. И все они исповедует православие, религию, законодательно признанную государственной, и её историю преподают в школах как обязательный предмет. Население Греции – более 10 миллионов, а еще 7 миллионов греков проживают за её пределами, рассеянные по всей планете. Эта пестрая греческая диаспора, крепко связана общенациональной пуповиной со своей митрополией. То есть, как и 25 веков назад, вне Эллады живёт, развивается и говорит по-гречески, по-сути, еще одна Греция!Причём, эти эмигранты особенно привязаны не столько к своей стране, сколько, скажем к Родине, к своему городу, своему полису, даже к своей деревне. Они (кроме, конечно, греков бывшего СССР) продолжают жить традициями, интересами мест своего происхождения. Так сложились общины выходцев из Салоник, Македонии, с Крита, Родоса, Калимноса, многих других островов и территорий. И даже в самих крупных греческих городах уроженцы провинций сбиваются в некие кланы, создавая свои общины: так им теплее, уютнее, надежнее. Кроме того, эти общины-полисы составляют мощную избирательную ячейку, поддерживающую «своего» кандидата при избрании в парламент, в местную администрацию.
И всё же, как и 25 веков тому назад, Афины стоят особняком. Понятно, что столица, но, при всём при том, что-то вроде Государства в государстве. Когда речь идёт об  Афинах, греки, прежде всего, подразумевают исторический центр города. Ведь и сегодня территория Афинского муниципалитета, практически совпадает с Афинами, которыми 2500 лет назад правил Перикл. Мэр Афин по-прежнему - царь и бог, у него свой двор, свое правительство, свои ставленники, короче говоря, свое хозяйство, в которое государство не вмешивается. Хороший мэр, рачительный хозяин – большое счастье для города и горожан, а мэр-политикан, чей-то ставленник, который относится к своему посту, как к трамплину для скачка в большую политику, на министерский пост – проклятие для города. И в этом всё, как и 2500 лет назад. К сожалению, таких мэров в истории свободных Афин, которые стали вновь столицей Греческого государства в 1833 году, большинство, причем, подавляющее. Мэров, которых можно было бы как-то сравнивать с Периклом – по пальцам пересчитать, а на наш скромный вгляд – всего двое. Один - Спирос Меркурис. С ним Афины вступили в ХХ век. Другой - Антонис Трицис (1937-1992гг). Он прожил всего 55 лет и умер на своем боевом посту мэра греческой столицы, проиграв «войну» с «подводными течениями», частными и меркантильными политическими  интересами, которые обслуживать не захотел.
Итак – alter ego великого Перикла, Спирос Меркурис. За два избирательных срока он продержался на этом посту почти 20 лет. Это были тяжелые годы для Греции начала ХХ века. Война с Турцией, за поражение в которой страну наказали колоссальной контрибуцией. Добавьте ещё две Балканские и одну Мировую войны, пару диктатур и страшную Малоазиатскую катастрофу 1922 года с резней и пожарами в Смирне (Измир) и гигантским обменом населения со своей соседкой - вечным врагом, Турцией.Такая доля выпала одному человеку. И он её не оставил.

1.    Мэр Афин – первый парень на деревне

Когда на пост мэра Афин заступил Спирос Меркурис, греческая столица напоминала провинциальный городок. Даже не европейский. Балканский. Некоторые называют тот период «романтическим»: но что может быть романтического в непролазных зимних улицах в самом центре города, в тучах пыли и насекомых знойным летом, в выливаемых прямо на улицу помоях, в вечной нестабильности и политических скандалах? Несомненно, греческие хозяйки – одни из лучших в мире, если не лучшие, греческие дома – чисто  выбеленные, вылизанные, с ухоженными палисадничками...Но чего стоила эта чистота и вылизанность гречанкам из низших слоев?

улица_филэллинон_1890

Вот как в своих «Воспоминаниях дипломата» описывает свое первое впечатление от Афин российский дипломат Ю.Я. Соловьев, который служил в Российском посольстве в Афинах с 1898 по 1904 год:
«...Афины 30 лет тому назад (имеется в виду 1898 год – прим. автора.) быи крайне неприглядны и необыкновенно пыльны. Даже после Юго-Восточной Италии этот город производил впечатление захолустья. Мы с женой чуть не плакали, когда поняли, что, может быть, надолго застрянем в Афинах».
Службу в Афинах Соловьев воспринял в конце XIX века как добровольную ссылку!
Население Афин конца ХХ века составляло 123.000 человек, причем, население греческой столицы удвоилось всего за одно десятилетие, с 1880 по 1890 годы, и продолжало расти в геометрической прогрессии, параллельно росту города: если с 1890 по 1902 гг. в Афинах ежегодно выдавались 287 разрешений на строительство, то с 1903 по 1916 годы в среднем городские власти выдавали в год почти по 500 разрешений. Такой невероятный подъём, в немалой степени, объясняется первыми в современной истории Олимпийскими играми в 1896 году. В короткий срок в городе построили и открыли заново новые отели, рестораны, всевозможные лавки и магазины.

улица_панепистимиу_1899

Этот спортивный форум привлёк в Афины тысячи европейских туристов и просто зевак. Мир заново открывал для себя город и древнегреческую цивилизацию. А через год страна терпит унизительное поражение в греко-турецкой войне 1897 года  и население Афин умножается - война погнала в город берзаботное и безлошадное сельское население.
Первые автомобили на улицах Афин появились в 1900 году, распугивая лошадей и прохожих. В 1907 году первые электрические фонари осветили площади Омония и Синтагма, а также центральные улицы столицы. Тогда же заработал и первый телефонный центр: его первыми пользователями стали 200 осчастливленных прогрессом афинян. Афины неуверенно, но вынужденно вступали в ХХ век. Вот такой город достался Спиросу Меркурису, когда на закате века уходящего и на заре века грядущего, в 1899 году, он выйграл муниципальные выборы и на протяжении целых 14 лет оставался на этом посту . Он был хозяином не только самих Афин, но – в глазах простых греков – хозяином всей Греции. Правда, был ещё и Король, но скорее декоративной фигурой, а вот мэр Афин –  распорядителем и полным властелином страны.

спирос меркурис_мэр_афин
Внучка Спироса Меркуриса, выдающаяся актриса театра и кино Мелина Меркури, стала вопоследствие первой женщиной-министром культуры в социалистическом правительстве Андреаса Папандреу и любила рассказывать следующий случай. В 1832 году на греческое царство венчался юный баварский принц Оттон, присланный великими державами к грекам вместо убиенного Иоанна Каподистрии. На радостях, ни слова не говоривший по-гречески молодой самый первый король Греции, вышел принять поздравления от «своего» народа. Один крестьянин, еще более не разумевший в греческой грамоте, чем король, подошел к Оттону и, поклонившись сказал королевскому адъютанту: «Скажите Его Величеству, что я желаю ему удачи и здоровья, а также – стать и мэром Афин!» Вот, оказывается, кто в сознании простого народа был настоящим главой Греции. 

2.      Медицина – законная жена, политика – любовница. Почти по Чехову...

Спирос Меркурис родился в 1856 году в городке Эрмиона на полуострове Пелопонесе. после окончания школы он уехал в Афины, где поступил на медицинский факультет. Его имя фигурирует впервые в 1875 году в списке 24-х участников Третих Заппийских Олимпийских игр, организованных на будущем Олимпийском стадионе. Дело в том, что идея возрождения Олимпийских игр древности принадлежала барону Пьеру де Кубертену лишь наполовину, просто он был первым, кто застолбил ее копирайт. Первые Заппийские Олимпийские игры – «Олимпии», были организованы в 1859 году выдающимся греческим меценатом, Эвангелосом Заппасом. Он их полностью профинансировал, вопреки недовольству министра иностранных дел Греции и писателя Александроса Рангависа. Последний, впрочем, небезосновательно утверждал, что «Современный дух отличен от духа античного, и современные государства должны соревноваться в промышленности и в торговле, а не на стадионах».
В течение 15 лет Спирос Меркурис работает врачом. В этот период в 25-летнем возрасте его назначают директором мунициральной больницы «Эльпис» («Надежда»). Такими темпами развивались люди в XIX столетии, достигая профессиональной и человеческой зрелости, в самом начале взрослой жизни. Это почему-то сегодня 25-летний грек считается безусым юнцом...

В 43 года Спирос Меркурис выиграл муниципальные выборы. Он был успешно женат, имел двоих сыновей, 14-ти летнего Стаматиса, будущего отца Мелины Меркури, и 13-летнего Георгиоса: в будущем оба сыграют неоднозначную роль в истории страны...

спирос_меркурис_мелина_меркури

Спирос Меркурис, высокий, статный красавец, сочетал преданность семье и совершенно конкретную любовь к своей преданной «Пенелопе», Амалии, с любовью ко всему женскому полу. Вот как описывает в своей книге «Рожденная гречанкой», написанной ею в 1971 году своего деда Мелина Меркури. Она родилась в1929 году, когда Меркурису было уже 64 года:
«Первого мужчину, которого я полюбила, звали Спирос. Он бы невыносимо красивым, невыносимо обаятельным...Он бы очень сильным. Очень высоким. Он очень любил свою жену и изменял ей. Он любил свих детей и заботился о них. Спирос бы моим дедом. А еще он в течение 30 лет бы мэром Афин... Правительства сменялись одно другим, а власть деда продолжалась. Он был неуязвимым, его любили.. А любили потому, что и он любил людей. Ему было дело до всех афинян.  Он не сидел за столом в своем кабинете, а заботился о людях по-настоящему, конкретно. Если мусорная служба не опустошала чей-либо мусорный бак, он тут же узнавал об этом и на месте решал вопрос.  Ему было известно, чей ребенок страдает поносом, и он немедленно посылал к нему врача, и горе тому врачу, который ставил ошибочный диагноз. Большой Спирос (маленьким Спиросом был младший брат Мелины Меркури – прим. автора) врач по специальности, оставил медицину ради политики. Он был советчиком и адвокатом, свахой и исправителем любого зла. А также крестным отцом сотен маленьких греков, в буквальном смысле слова, и был в курсе дел каждого своего крестника. Не говоря уже о том, что каждого из них он помнил по именам. В действительности Спирос был вождем племени».
Спирос Меркурис действительно был знаковой фигурой для Афин, для Греции начала ХХ века. Но вот сведения о нём приходится собирать по крупицам. Не просто стать героями в Греции: ими становятся обычно после смерти и по прошествии тысячи лет. Да, наверное, как и Перикл, Спирос Меркурис еще ждет своего биографа, Спирос Меркурис национальным героем не считается. О нем вообще известно гораздо меньше, чем о мэрах, сделавших состояние на своем мэрстве. Например, самая свежая новость – громкий скандал в связи с деятельностью муниципалитета Салоник в 1998-2006 годах. Сейчас пытаются подсчитать, сколько за эти годы сумел украсть мэр и его команда жуликов. А сколько других мэров, в том числе афинских, обогатилось на государственной службе? Об этом нетрудно судить по их образу жизни, по их приобретениям, когда вдруг они оказываются гениями бизнеса, мастерами присвоения никаким образом им не принадлежащего. На их фоне Спирос Меркурис – просто лопух. Столько лет располагать такими возможностями и не настроить себе вилл, дворцов, палат каменных. Подумаешь, он заботился о людях, о городе... По их мнению каждый должен заботиться о себе, и чем выше ты сумел вознестись, тем больше следует взять. Себе.
Жизнь Спироса Меркуриса проходила на виду: двери дома – распахнуты, а за одним столом за обедом рядом с его семьей могли сидеть крестьянин, депутат парламента и поэт. «Он был доступен всем, - пишет Мелина,  - Дверь его дома не закрывалась. Стол в столовой оставался накрытым  с полудня до трех часов, готовый накормить , кого угодно. А приходило много народа. Каждого – будь то его избиратели, торговцы или министры – он встречал одной и той же фразой: «Здравствуй, дружок». Я никогда не узнаю, как ему удавалось накормить столько людей. Денег у нас никогда не было, впрочем, зачастую они нам были и не нужны. Люди приходили и приносили сыр или яйца или овощи. Какой-нибудь крестьянин мог тащить за собой на веревке барана. Но дед почти ничего этого не ел. Все, что приносилось, немедленно относилось на кухню и готовилось, а в 4 часа все прсиутствующие в доме садились за стол  и отведывали принесенное: крестьянин, подаривший барана, министр и поэт. Афины были одной большой деревней, неторопливые и простые...
К постоянному переизбранию деда на пост мэра постепенно привыкли. В Греции ведь тогда голосовали за человека, а не за партию или за тех, кто стоял за кандтдатом...Спирос был сознательным и честным мэром, настолько честным, то у некоторых просто лопалось терпение, как это однажды уже случилось  другим греком, жившим до него. По ромейскому, греческому разумению,  нелзья доверять слишком честному человеку, ибо не в человеческих силах сопротивляться окружающим его соблазнам.

спирос_меркурис_в_своем_кабинете

Большой Спирос решал, где будут проложены новые дороги. Если бы он был хоть чуть-чуть менее честным, он мог бы сколотить одно из самых крупных состояний в Греции. А у Большого Спироса не было за душой ни драхмы. Целый отряд землевладельцев предлагал одарить его участками и землей только за то, чтобы он проложил дорогу там, где ему укажут. Но Большой Спирос бы неподкупен, и у его наследников нет ни клочка собственной земли. Но зато в Афинах есть улица, носящая его имя, и там установлен его бюст».

3.      Человек воли и дела

Если представить себе объекты городской инфраструктуры, которые были построены по инициативе и при непосредственном участии Спироса Меркуриса, то становится понятным, сколько потребовалось средств из муниципальной афинской казны. И все они пошли на нужды города... «Деньги, как и кашель скрыть нельзя», гласит мудрая новогреческая пословица. Спиросу Меркурису, его детям и внукам скрывать нечего... Впрочем, чтобы не быть голословными, заглянем в документ эпохи, в «Календарь за 1903 год» Константина Скокоса, журналиста и писателя, который издавался с 1886 по 1918 год, сатирический, политический юмористический журнал, где сотрудничали все известные журналисты и писатели того времени.
«Спирос Меркурис. Популярный в народе мэр столицы. Человек смелый, волевой, авторитетный, человек дела. Придавший титулу мэра надлежащий ему авторитет. Возможно мы несколько запоздало представляем его читателелям, но, пожалуй, что тем лучше: вместо нас будут красноречивее говорить целых три года прекрасной административной работы. Три года четко характеризуют и изображают этого мужа...
Первое, что он сделал – закрыл двери Мэрии перед политиками и партиями. Избрал органы управления, руководствуясь совестью, вдохновил их на исполнение долга и здоровое рабочее соревнование. С самого начала Спирос Меркурис стал в управлении руководствоваться честью, справедливостью, непредвзятостью и любовью к городу. Меркурис поправил финансы муниципалитета, который оказался на грани банкротства,...урезал лишние и нецелесообразные расходы, которые ранее высасывали из муниципалитета партийные трутни. Приняв строгие, невзирая на личности, меры, он потребовал и добился выплаты регулярных муиципальных взносов, сумма которых уже в первый год его правления превысила полмиллиона драхм. Уже к концу первого года правления Меркуриса излишек – реальный, а не кассовый! – составил в Афинском муниципалитете 430.210, 25 драхм. Новый мэр модернизировал и реорганизовал все муниципальные службы, в первую очередь – Инженерную, Статистическую, ЗАГС... Навел порядок, требуя от своих подчиненных четкости в работе, трудолюбия, информированности – от начальника до последнего писца. Принимать подарки было строго запрещено, исключалось также любое давление «со стороны». Для Меркуриса не существовало ни друзей, ни врагов. Только граждане с равными правами и равными обязанностями. Прилагая нечеловеческие усилия, с несгибаемой железной волей он повел беспощадную войну против отсутствия воды, против нечистот, против пыли – трех смертельных врагов города.  И отчасти ему удалось впрячь этих трех злых демонов в упряжку цивилизации, впереди которой всегда бежал он сам, наш уникальный мэр. Всем известны его обширные работы по ремонту и расширению водопроводной сети...»  Как говорится, добавить нечего: настоящий мэр, вожак!
Про «трёх смертельных врагов» стоит рассказать подробнее. В 1900 году выяснилось, что афиняне пьют загрязненную воду, которой их снабжал древний водопровод, построенный еще во времена влюбленного в Афины имератора Адриана (76-138 гг.). Причной загрязнения оказалась располагавшаяся неподалеку выгребная яма. Водопровод Адриана был построен еще в 140 году и снабжал жителей Афин водой аж до...начала 70-ых годов  XVIII столетия, пока не бы разрушен турецким наместником города. Восстановили водопровод через 100 лет уже мэры свободных Афин,  в 80-ых годах XIХ века. Интересно, что в «Календаре за 1903 год» говорится, что Меркурис «очистил заброшенный Адрианов водопровод», так что можно представить себе, насколько научно этот древний водопровод был восстановлен. В том же «Календаре...» сообщается, что мэр Афин уделил самое серьёзное внимание колодцам: рыли артезианские, по настоянию Меркуриса инженеров отправляли на поиски заброшенных и заваленных колодцев, и в один прекрасный день он «...добился регулярного и качественного снабжения водой всех, без исключения жителей города, положив конец лихоимству, злоупотреблениям, не обращая внимания на протесты, давления и жалобы. Отныне жители получали воду соразмерно своей плате за нее. Ни больше, ни меньше. Меркурис отремонтировал афинские улицы, площади, проложил новые магистрали, озеленил и украсил их...Работал неустанно, чтобы сделать  Афины чистыми, здоровыми, достойными называться городом».
Сегодня афинская водопроводная вода считается самой здоровой и вкусной в Европе. Воду из-под крана в любой афинской гостинице, не говоря уже о частном доме, можно пить! Везде в городе установлены фонтанчики с ледяной водой, которая в жаркий летний день утоляет жажду пяти миллионов жителей и еще двух миллионов гостей.
Еще в 60-ых годах ХХ века в афинских автобусах красовалась табличка: «Не плевать». Потому что плевали. Плевали на пол, плевали себе на  руки, а потом хватались за поручни. Вообще соревнования мастеров плевка еще недавно почитались самым распространенным и самым мужским видом спортом... Ничуть не преувеличивая, можно сказать: греки  - народ очень чистоплотный, любящий и требующий чистоты. Однако, такая требовательность почему-то ограничивается стенами собственного дома, собственной квартирой. Что касается общественных мест, то они – ничьи, а посему и отношение у ним соответствующее – никакое. Так что с чистотой в самом городе дело извечно хромало. В начале же ХХ века настоящим бичом в Афинах было отсутствие общественных туалетов... со всеми вытекающими отсюда зловонными последствиями. Спирос Меркурис сделал то, о чем не додумались его предшественники: по-английской системе в Афинах построили много муниципальных туалетов. Прежние подобные заведения остались с досвободных времён и никаким приемлемым санитарным нормам не соответствовали.
Спирос Меркурис не возвёл блестящих сооружений, подобно перикловым, но, что не менее важно, превратил Афины (по крайней мере центр) в европейский город, сделал жизнь его жителей значительно более здоровой, сносной и почти цивилизованной. Меркурис осветил площади и закоулки: можно было ходить, не боясь свернуть себе шею или сломать ногу в темноте. Не говоря уже о том, что когда домой возвращались юные девы, швеи,  гувернантки, им не приходилось в страхе оглядываться на каждом шагу.

площадь_омония
Меркурис выиграл первый раунд с извечным врагом Афин - пылью: улицы города регулярно поливали, причем не пресной, а морской водой, что было гораздо дешевле, а эффект получался не меньший. «Парфеноном» Спироса Меркуриса стало здание Овощного муниципального рынка (Лаханагора) на улице богини Афины под Акрополем, который вместил в себя торговцев самой разной снедью. Старый рынок в самом конце улицы Эола, почти у Башни Ветров, у подножия чвященного акропольского холма, обслуживал столицу до 1884 года, и превратился в грязный восточный базар. «Календарь» сообщает: «Пропилеями» Спироса Меркуриса стала муниципальная Бойня – страх и стыд древнегреческой столицы, источник инфекций, смрада и нечистот. Бойню перестроили, установили обязательный санитарно-гигиенический контроль. «Храмами» Спироса Меркуриса стали муниципальные школы, походившие до него на «конюшни и овчарни». Печальное и отвратительное зрелище представляли собой муниципальные кладбища, а Меркурис преобразовал в цивилизованные.

центральный_рынок
«Спирос Меркурис, - отметил «Календарь» - представил в парламент массу законопроектов, касающихся города. Он ни на минуту не переставал изучать, совершенствовать, пополнять свои «афинские угодья», о которых проявлял патологическую заботу, желая, чтобы Афины вновь обрели свою древнюю славу. И все это – по своей инициативе, проявляя несгибаемую волю и упрямство... Популярный мэр сразу же завоевал любовь и доверие не только афинян, но и всех греков...Мы не сомневаемся в том, что это доверие будет сопровождать вечно этого великого мужа, борющегося за культуру и прогресс Афин, как никто иной до него!»

4.      Нет пророка в своем отечестве

Автор этого панегирика, однако, ошибся, так как, как ивзестно, инициатива наказуема, а в Греции она наказуема трижды.
Спирос Меркурис в 1899 году принес присягу своему королю Георгу Первому, женатому на Великой княжне Ольге Константиновне, ставшей любимой русской королевой эллинов. Он остался верен этой присяге и после убийства короля Георга в 1913 году в Салониках, приняв сторону наследника, короля Константина Первого, в его политичских столкновениях с демократом-премьер-министром страны Элефтериосом Венизелосом.

элефтериос_венизелос_король_константин_первый
Наивно предполагать, что у столь популярного мэра греческой столицы не было врагов. Их была тьма-тьмущая, как и у Перикла, которому приходилось прибегать ко всяческим уловкам, чтобы изо дня в день доказывать свою кристальную честность. В начале ХХ века, как и в предыдущие века, у мужчин была одна возможность рассчитаться с клеветником – дуэль. Дуэли в Афинах тех времен были довольно частым явлением. К дуэли прибегнул в 1909 году и Спирос Меркурис, дабы защитить свою честь, на которую бросил тень городской депутат, «врач-сифилист», как его величали афиняне, Василис Туфекдзис, коренной афинянин из афинского аристократического рода.
 Мэр Афин вызвал на дуэль городского депутата за то, что тот назвал «муниципальным скандалом» передачу некоторым торговцам без конкурса прав на эксплуатацию муниципальных холодильников на Центральном рынке. Туфекдзис требовал проведения аукциона, Меркурис же, глубоко оскорбленный намеками на взятку, бросил в лицо своему депутату перчатку. Дуэль состоялась на улице Лиосион, там, где сегодня располагаются службы Афинского муниципалитета. Оба одетых в безупречные костюмы дуэлянта совершили по одному выстрелу. К счастью, оба, то ли намеренно, то ли действительно, промазали. Но честь свою Меркурис защитил.
За верность присяге и, соответственно, за преданность королю ,Спирос Меркурис поплатился свободой: в 1917 году, в разгар Первой мировой войны, Меркурис и другие видные греческие политики-монархисты были сосланы Элефтериосом Венизелосом на родину Наполеона, на остров Корсика, как виновные в ноябрьских событиях 1916 года. Дело в том, что греки за всю многотысячелетнюю историю Эллады редко обращали неприятие, ненависть на внешних врагов. В основном эти чувства они направляли на своих земляков – соседей по улице, деревне, жителей других городов. Они сами себе нанесли больший урон, чем все внешние враги. Гражданские войны вели не только древние города-полисы: греки их устраивали в самые неподходящие времена и в самых неподходящих местах. Так, в начале Греческой революции за независимость разразилась гражданская война и чуть было не погубила дело освобождения страны от турецкого ига. Другая, сравнительно недавняя гражданская война в 1916 году расколола Грецию на два лагеря, когда образовались даже два государства – в Афинах, во главе с королем Константином Первым, и в Салониках – возглавляемое Элефтериосом Венизелосом. Причина? Вопрос участия греков в Первой мировой войне. Венизелос настаивал на вступление в войну на стороне Антанты, король – за нейтриалитет, так как его супругой была София, сестра Германского кайзера, а воевать против собственного шурина претило Константину Первому.
В ноябре 1916 года поддерживающие Венизелоса союзники потребовали от афинского правительства сдать боезапасы, на что последовало громовое «ОХИ». Так же, кстати, они ответили 24 года спустя и Муссолини. На «НЕТ» союзники высадили в порту Фалиро в Афинах десант и начали прицельно обстреливать с моря греческую столицу. Расстрел населения вызвал хаос в городе, а также ответные меры против сторонников Венизелоса: громили их дома, редакции поддерживающих премьер-министра газет. Победителем из этой Гражданской войны, названной историей «Великим расколом», вышел Элефтериос Венизелос.  Несговорчивый король Константин Первый по требованию Антанты в июне 1917 года отправился в ссылку в Швейцарию, а его сторонников, депутатов парламента и политических деятелей, в том числе, и Спироса Меркуриса, приговоренных первоначально к смерти, помиловали и сослали на Корсику.

ссылка_спирос_меркурис

В Грецию Меркурис вернется лишь в 1920 году. Его амнистировало правительство Димитриса Гунариса. (тоже бывшего ссыльного!) 
Меркурису уже 64 года. В этом же году он становится дедом, так как в семье его сына Стаматиса родилась дочь, будущая «Эсмеральда» Греции, Мелина Меркури. Жизнь в стране, как кажется на первый взгляд, начинает нормализовываться: ведь Греция – в числе победителей. В связи с этим, на волне ликования, грекам кажется, что они непобедимы навсегда, из чего возрождается  Великая Идея, терзающая Грецию вот уже целое столетие. Грекам внушают, что настал час реализации Идеи о великой державе «пяти морей и двух материков», каковой была Византия. Надежды на ее осуществление умело раздувают союзники – Англия, Франция и Италия. В умах греков фантазия преобразуется в ни на чём не основанную уверенность и... Тем горше, тем страшнее поплатятся за нее греки в 1922 году. Катастрофический поход на Константинополь, вглубь Турции, закончился полным разгромом одичавшего греческого войска, и, наконец, сожжением Смирны и уничтожением тысяч греков.

5.      Последний срок

 1929 год. Экономический, социальный, политический кризис в Греции протекает на фоне мирового экономического кризиса, Великого Краха. Афины скорее напоминают Вавилон, чем блестящую столицу Перикла: страну и, в первую очередь, Афины и Салоники, затопили греки-эмигранты из Малой Азии, а также греки-эмигранты из бывшей Российской империи и ныне Советского Союза и русские эмигранты, спасающиеся от Революции. Кто-то должен был взять на себя ответственность за выход из этого кризиса, и афиняне возлагают надежды на Спироса Меркуриса: 1 сентября 1929 года они вновь выбирают его мэром  Афин.
 Город выглядит неплохо: вода в городе есть, электричество – тоже, пыль на улицах в общих чертах побеждена. Но появился новый враг – голод. Мэр Афин засучивает рукава, организует бесплатные обеды для 15.000 семей. Город делится на 16 округов, где день и ночь работают бесплатные кухни. Только из муниципальной кассы и только Меркурисом на нужды голодающих жителей столицы выделялись каждые два месяца 2,6 миллиона драхм.  Чтобы покрыть расходы, Спирос Меркурис предложил выпустить специальную лотерею, но правительство не приняло предложение мэра. Тогда он внес в парламент предложение о введении специального 5%-ного налога на счета, выдаваемые клиентам в местах общественного питания. Предложение Меркуриса прошло парламентское голосование и приобрело статус закона. Только вот с его выполнением выходила накладка... В Греции вообще – проблема не в правильности законов, а в их исполнении: недаром у греков бытует пословица, что в стране неукоснительно выполняется один-единственный закон – полное игнорирование законов. Но хорош не тот мэр, который пытается объяснить свое бездействие непослушанием масс, а тот, который, как барон Мюнзхауен, хватает себя волосы и вытаскивает из болота и себя, и других. Спирос Меркурис принимает радикальное решение: урезать на 10% зарплату муниципальным служащим и, в первую очередь, самому себе. Голод победили.
На посту мэра Спирос Меркурис останется до 31 марта 1934 года, когда его сменит Костас Кодзяс, который в 1936 году выбросит руку в фашистском приветствии, принимая в Афинах рейхсляйтера по вопросам пропаганды НСДАП, Йозефа Геббельса... Наступали новые времена и Спирос Меркурис отошёл от дел и в 1939 году умер, за год до начала греко-итальянской войны. Современные греки, прежде всего молодежь, знают лишь Мелину Меркури, да и то – понаслышке. Им ни о чем не говорит имя Спироса Меркуриса, некогда единоличного рачительного хозяина Афин, возродившего столицу, достойную ХХ века. Он был мэром, которого боготворили дедушки, бабушки, прадедушки и прабабушки нанешнего поколения греков...
Бюст Спироса Меркуриса установлен в одном из старейших районов Афин, в Кипсели, на некогда самой оживленной и самой светской улице столицы – Фокионос Негри , где сегодня живут экономические иммигранты, которым нет никакого дела до бронзового старика. А Спирос Меркурис, как его сыновья, его внучка Мелина Меркури, оставили после себя ДЕЛО. У него не было особняков, дворцов, он никогда не претендовал на постамент героя. Он был чернорабочим, то есть, делал чёрную работу, обыденную, но такую необходимую, без чего не могут существовать ни современный город, еи его горожане. Наверное, именно поэтому Спирос Меркурис до сих пор не стал героем.

памятник_спиросу_меркурису_в_кипсели
Кстати, а ведь год нынче – 2014-й – 75 лет тому назад не стало лучшего мэра современных Афин. Не сотрите память... Правда, в этом году отмечается 20-летие со дня ухода из жизни его великой внучки, Мелины: может быть, хоть в связи с этим у официальных лиц и организаторов торжеств найдется пара слов и для ее еще более великого деда?
В связи с этим, стоит упомянуть, что в 1990 году Мелина Меркури баллотировалась на выборах нового Афинского мэра и...проиграла тогда Антонису Трицису, которого мы упоминали в начале.  В общем, все было правильно: хозяйкой города она не могла бы стать. Ведь одно дело – политика, и совсем другое – городское хозяйство...

мелина_меркури_жюль_дассен

 

Фотографии:
Старые фото Афин - http://bill-files.blogspot.gr/2013/09/19-20.html, а также из архивов Греческого Теле-и Радиовещания (ЕРТ)

Фотография отплытия на Корсику : июнь 1917 года, порт Пирей, сторонники короля Константипа Первого, среди них – различимый на фото Спирос Меркурис – поднимаются на пароход «Тенедос», отправляясь в изгнание на Корсику. Фотография была опубликована в №15 французского журнала «Le Miroir», с подписью «Нежелательные греки».

Не пропустите третью часть книги «Греческие сравнительности» Анатолия Плутански, посвященную афинскому тирану Писистрату, которая будет опубликована 23 февраля.

 Век минувший

Писистрат: Трижды тиран

В многовековой греческой истории такие политики в подавляющем большинстве, не важно по доброй или злой воле, наносили и наносят разной степени ущерб своей стране, своему народу. И один из ярких тому примеров из прошлого – хождение во власть Писистрата. Он в VI веке до Р.Х. трижды добивался власти над Афинами и трижды с нею расставался. Но и в ипостаси тирана этот человек остался в истории, как весьма неординарная личность, а его троекратное восхождение на вершину власти – достижение, наверное, уникальное. Возможно, здесь секрет властолюбия кроется в генах, доставшихся ему от царственных предков....

Add comment


Security code
Refresh