JA Teline V - шаблон joomla Форекс

ПЕРВОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ УБИЙСТВО ХХ ВЕКА ИЛИ О ВРЕДЕ ДЕМАГОГИИ

ИЗ ИСТОРИИ ГРЕЦИИ

ВОЛШЕБНЫЙ ФОНАРЬ
ЕВГЕНИЯ ЕВСТАФИУ

110 ЛЕТ НАЗАД ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ТОДОРОС ДИЛИЯННИС БЫЛ УБИТ У ПАРЛАМЕНТА ЗА СВОЙ ЕДИНСТВЕННЫЙ ПРАВИЛЬНЫЙ УКАЗ

тодорос_дилияннисНародная масса, как известно, устойчивостью своей любви или ненависти никогда не отличалась. Причем, ни в одной стране. Ну а павшим политическим кумирам народ так вообще с особенным удовольствием показывал и показывает язык, и сбрасывал и продолжает сбрасывать с пьедесталов их отягченные славой бронзовые тела.

Харилаос Трикупис и Тодорос Дилияннис, чьи партии сменяли друг друга у власти много лет, являются историческими прототипами таких новейших политических близнецов, как Константинос Караманлис (дядя) – Йоргос Папандреу (дед), Константинос Мицотакис-Андреас Папандреу (сын), и, наконец, Костас Караманлис (племянник)-Йоргос Папандреу (внук). Слава богу, что ни у Трикуписа, ни у Дилиянниса не было детей, а то война этих двух фамилий вполне могла бы обратиться «Столетней войной»!

Кстати, по поводу того, что ни Харилаос Трикупис, ни Тодорос Дилияннис никогда не были женаты. Думаю, что «виновата» в этом была София Трикупи, родная сестра Харилаоса: первый никогда не женился, полностью поглощенный политикой, причем, домашний уют ему создавала его божественно красивая сестра. Второй – так и остался холостяком из-за любви к сестре своего заклятого политического врага, с которой он не мог разделить жизнь по объективным и всем понятным причинам.

Кроме любви к Софии Трикупи у Тодороса Дилиянниса не было ничего общего с Харилаосом Трикуписом. Дилияннис, будучи старше Трикуписа на целых шесть лет, представлял консервативную партию, Трикупис, взращенный на английском либерализме и надышавшийся европейской демократии, представлял собой образец современного политика, который занимался не демагогией и популизмом, а делами.
«Война» Трикуписа с Дилияннисом продолжалась десять лет, и, можно сказать, что победила в ней. . . смерть. Сначала 30 марта 1896 года, в 64 года скончался Харилаос Трикупис, а затем, 31 мая 1905 года на ступенях парламента, точно Цезарь, был зарезан Тодорос Дилияннис (кстати, ровно через 64 года после убийства Иоанниса Каподистрии). И, если траурный звон по Харилаосу Трикупису был единоголосым, то прогрессивные газеты того времени, хотя и осуждали сам факт убийства Дилиянниса, радовались тому, что пришел, наконец, конец двухпартийности, втягивающей страну в самые неприятные перипетии и губящей ее. Как же они ошибались!

Так, 5 июня 1905 года, спустя пять дней после убийства Тодороса Дилиянниса и на следующий день после его похорон, газета «Нумас» писала:
«Было бы настоящим божьим провидением для этого израненного государства, если бы со смертью Дилиянниса, погибла бы навсегда и политическая Демагогия, которая взвалила нам на спину столько бед!»

Ан нет!

О том, насколько тиранила бедный греческий народ двухпартийность, оказавшаяся гораздо живучее всех премьер-министров вместе взятых, свидетельствуют некоторые политические карикатуры, которые, наверняка, многим напомнят предвыборные и пост-выборные карикатуры сначала на «близнецов» Симитис-Караманлис, а затем и на пару Караманлис-Папандреу.

Взять хотя бы удивительно злой шарж на явно протрикупиевском политическом плакате накануне выборов 1893 года (28-2): Харилаос Трикупис изображен на нем в ореоле своих политических деяний 1889 года в качестве премьер-министра, которые сравниваются с мерами премьерства Тодороса Дилиянниса в 1890-1892 годах, приведшими к резкому скачку дороговизны в стране.

Или же вызвавшая много смеха карикатура Темоса Анниноса в газете «Асти» (28-1), опубликованная на следующий день после выборов, принесших победу Трикупису: Харилоас Трикупис в виде восседающего на троне Зевса с богиней Никой (Победой) в руке, и Дилияннис в облачении богини Афины с огромной буквой «Итой» («итта» – поражение) в ладони.

Приблизительно в том же духе исполнена и карикатура в газете «Неос Аристофанис» («Новый Аристофан»), опубликованная в 1895 году, после поражения уже Харилаоса Трикуписа на его последних выборах из-за введенной им налоговой реформы (28-4): Трикупис, сброшенный на землю, и Дилияннис верхом на осле-власти с флагом в руках, на котором написано: «Долой налоги, даешь займы!»

Примечательно, что Дилияннис въезжает в поверженную «столицу» Трикуписа не на коне, а на осле: у издателей «Нового Аристофана» не оставалось никаких сомнений в том, что «муж и жена – одна сатана», и что в бедах страны виновата в большой степени двухпартийность, питаемая партиями Трикуписа и Дилиянниса. Об этом свидетельствует карикатура того же времени (28-3), где Греция-мать «обрывает уши» двум виновникам всех ее бед – Трикупису и Дилияннису, под карикатурой стоит надпись: «Виновники нашего состояния».


Тодорос Дилияннис трижды сменял Харилаоса Трикуписа на посту премьер-министра, однако, в общей сложности правил гораздо меньше своего политического противника: - чуть больше 7,5 лет, избираясь, при этом, на пост премьер-министра целых пять раз.

Тодорос Дилияннис гораздо более преуспел на министерских постах, нежели на посту премьер-министра: в качестве последнего он, надо признаться, наделал немало трагических ошибок, тогда как в роли, скажем, полномочного посла Греции во Франции, будучи знаком со многими выдающимися европейскими деятелями и даже с самим Наполеоном, успешно занимался public relations.
В роли премьер-министра и главы Национальной партии, Тодорос Дилияннис , буквальным образом, спровоцировал в 1897 году греко-турецкую войну, в которой маленькая Греция в очередной раз попыталась померяться силами с Османской империей. Новый круг военных действий между историческими врагами был вызван тем, что Греция поддержала Критскую революцию и желание критян освободиться от турок и воссоединиться с Грецией.

5 апреля 1897 года турецкий султан объявил войну Греции, возглавляемой премьер-министром Тодоросом Дилияннисом, а 6 апреля прозвучал самый первый выстрел, который означал одновременно и поражение греческих войск. Только благодаря вмешательству царя Николая Второго, родственника греческой королевы Ольги, турки прекратили огонь, и греческая армия избежала полного разгрома. Подписанный 8 мая протокол об окончании военных действий сопровождался парадом турецких войск по всей Фессалии!
За международный позор ответственность нес лично премьер-министр Тодорос Дилияннис, не обладавший политической прозорливостью, за развал греческой армии вина также целиком лежала на нем .Будучи демагогом, как мы уже не раз указывали, он нашел легкий способ вывести страну из экономического кризиса, сократив расходы на армию в тот момент, когда страна начинала приходить в себя после революции, а армия  только-только формироваться.
И еще один важный момент: сто десять лет назад, как и сегодня, каждая приходящая к власти партия назначала на высшие административные и военные должности «своих» людей, зачастую не обладавших никакими административными, а тем более, военными способностями. Кроме, разве что, невероятных амбиций и военной выправки. Вспомните Вирона Полидороса, бывшего министра общественного порядка, «выметшего» из полиции, а также из рядов гражданской обороны все старые и опытные руководящие кадры, не поддерживающие Новую Демократию, и что из этого вышло: просиживание им штанов в министерском кресле ознаменовалось пожарами, наводнениями, с которыми власти не сумели справиться, а также разгулом преступности.

Под грузом вины перед нацией Тодорос Дилияннис подал в отставку через 10 дней после подписания договора с Турцией. Лишь в ноябре 1897 года стороны составили Соглашение о мире, по которому Греция обязывалась выплатить Турции в качестве материального возмещения за нанесенный ущерб 4 миллиона турецких лир, что экономически окончательно поставило на колени молодую независимую страну. Чтобы выплатить долг, Греция влезла в долги и вынуждена была предоставить своим кредиторам предприятия, являющиеся основным источником национальных доходов: так были созданы знаменитые «Монополии» - на сигаретную бумагу, на соль, на газ, на табак, на игральные карты, на спички. Монополии эти упразднятся лишь в 1981 году, с вступлением Греции в ЕЭС!


Генерал Тодорос Пангалос, ставший впоследствии диктатором, дед бывшего «генерала» от ПАСОК Тодороса Пангалоса, министра в правительствах Андреаса Папандреу и Костаса Симитиса, так писал о провале военной политике Тодороса Дилиянниса:

«Наша армия являлась тогда прибежищем для всякого сброда, пехотные командиры, за небольшим исключением, были бездарями и неучами, а высшее командование состояло из благодушных идиотов, вся военная практика которых ограничивалась охотой на воров рогатого скота и беглецов из тюрем. Вот что представляла собой армия, которая, по мнению невероятного правительства Тодороса Дилиянниса, должна была победить армию Турецкой империи!»

Харилаосу Трикупису не довелось стать свидетелем позора своего политического противника, который, кстати, успел перед войной провести самые первые Олимпийские игры.
Позор и призываемые на его голову проклятия не помешали Тодоросу Дилияннису еще дважды занимать пост премьер-министра страны. На полтора года он возглавил правительство Греции в 1902-1903 годах, а последний раз Дилияннис успел попремьерминистерствовать лишь шесть месяцев, ибо 31 мая 1905 года его зарезал на ступенях старого парламента, находящегося на улице, Стадиу, Андонис Костагеракарис, вышибала картежного клуба.

Самое интересное, что убили-то Тодороса Дилиянниса за единственно мудрое политическое решение: закрыть подпольные картежные клубы, разоряющие и развращающие страну. Собственно, политическим убийство Тодороса Дилиянниса трудно назвать. Руку убийцы вооружили не политические принципы, а ненависть к человеку, из-за которого он потерял работу: у Костагеракариса была семья и пятеро детей, и работа в картежном клубе Мицеаса являлась единственной, которая приносила ему доход.
Но как бы там ни было, убийство премьер-министра Тодороса Дилиянниса считается первым политическим убийством в Греции ХХ века и вторым политическим убийством – после убийства Иоанниса Каподистрии – в новейшей греческой истории.
А погубила старика премьер-министра (а Тодоросу Дилияннису в 1905 году исполнилось 79 лет!) его любовь к общению с народом и любование своей популярности у толпы.

В тот последний для него день на земле, в 5 часов пополудни Тодорос Дилияннис отправился на заседание парламента, как обычно, одетый с иголочки, в черном рединготе и сером цилиндре. Сопровождал премьер-министра его верный помощник и адъютант Яннис Пану. Карета Тодороса Дилиянниса остановилась в том месте, где сегодня находится памятник Тодоросу Колокотронису, внутри парламентской ограды. Во дворе на траве расположились несколько человек, болтающих с парламентской охраной: да и, собственно, от кого было охранять парламент маленькой балканской страны? Не от турок же! Яннис Пану вышел из кареты со своей стороны, и пошел было открыть дверь своему боссу. Однако, к карете вдруг подскочил высокий мужчина, «черномазый лицом, - как писала газета той эпохи, - и дурно одетый» Дилияннис, любивший вступать в дебаты с боготворившим его народом, подал ему свою царственную руку, но «черномазый» молниеносным движением глубоко погрузил заранее припасенный нож в живот премьер-министра.


Один из граждан – история донесла до нас его имя – Йоргос Ренгусис, вместе с солдатами парламентской охраны бросились на поимку преступника, а истекающего кровью премьер-министра перенесли в Клинику парламента для оказания первой помощи. Но премьер-министру медицина помочь уже не могла: Тодорос Дилияннис скончался, не приходя в себя. Председатель парламента Александр Ромас объявил шокированным депутатам об убийстве премьер-министра и распустил заседание.
Бессмертный поэт Йоргос Сурис по-своему оплакал премьер-министра на первой странице газеты «Ромьос»:

«Коленопреклоненный народ дивился на тебя
и верил, что твои белые седины – бессмертны.
Точно дурной сон для него эта страшная потеря
И открытая могила старика Дилиянниса.
Со всех сторон слышны проклятия той руке,
которая наточила нож на твою душу».

Почти через десять лет после Харилаоса Трикуписа в Пантеон отошедших в мир иной греческих вождей вступал Тодорос Дилияннис. На цветной гравюре той эпохи у колоннады Пантеона ему протягивал руку сам Иоаннис Каподистрия, в то время, как друг-враг Дилиянниса, Харилаос Трикупис, взирал на него сверху вниз.

Пройдут еще пять лет, и на политической сцене страны появится еще один великий муж, Элефтериос Венизелос, на долю которого выпадут великие политические свершения– окончательное присоединение Крита к Греции и освобождение Македонии.

При нем же Греция вступит в Первую мировую войну и ужаснется страшной Малоазиатской катастрофе, предваряемой геноцидом армян и понтийцев, а также греческого населения побережья Малой Азии.

Памятник Тодоросу Дилияннису у здания Старого парламента на улице Стадиу

 

Add comment


Security code
Refresh