JA Teline V - шаблон joomla Форекс

«Сблизиться с душой народа»

ИЗ ИСТОРИИ ГРЕЦИИ

ПЯТИЛЕТКИ ГРЕЦИИ
Евгения Евстафиу

OBLIVIAN POLICY (ПОЛИТИКА ЗАБВЕНИЯ)
1950-1955 гг.

Часть вторая. «Сблизиться с душой народа»

константинос_караманлисДолгое время считалось, что своим неожиданным взлетом Константинос Караманлис обязан иностранному вмешательству. Но изученные совсем недавно англо-американские источники свидетельствуют об обратном: англичане просто не одобряли фигуры Караманлиса, а для американцев его заступление на пост премьер-министра явилось полной неожиданностью. И это не случайно: Константинос Караманлис занимал в правительстве Папагоса пост министра государственных работ, то есть не являлся ведущей личностью в самой партии и не занимал высших ступеней на ее иерархической лестнице.

Но при этом Караманлис пользовался безукоризненной репутацией в обществе, что для государственного человека играло далеко не последнюю роль, и на протяжении всей своей долгой девяностолетней жизни оставался одним из немногих греческих политиков, которого глубоко уважали как товарищи по партии, так и политические «враги», человеком, заслуги которого признавала вся страна. И именно Константинос Караманлис, несмотря на все политические разногласия, стал премьер-министром, выведшим из подполья греческую Компартию. Именно он, а не Георгиос Папандреу, «Старец Демократии»., как его называют, легализовал Коммунистическую партию и открыл ей путь в парламент. Недаром, соотечественники Караманлиса называют его «более левым, чем самые левые». 

Над Караманлисом любили подтрунивать. Над его каркающим голосом, над македонским произношением провинциала, которое не смогло затушевать долгое пребывание в столице Греции и в самых блестящих европейских столицах. Смеялись над его кустистыми бровями, над его глухотой. Его даже называли фаворитом королевы Фредерики. Но ни для кого не оставалось сомнений, что именно Караманлис открыл дорогу новому поколению политиков и поднял страну с колен, чтобы твердо поставить на обе ноги.

«Я верю - а вера моя основывается на личном опыте и наблюдениях – что Греция может измениться, а греческий народ – повернуть свою судьбу», - заявил Константинос Караманлис в своей первой публичной речи в роли премьер-министра. 

И эта вера вдохновляла его всю жизнь, на протяжении почти всей шестидесятилетней политической деятельности.

 

***
«Надо активно включаться в политическую жизнь, чтобы избавить ее от старых комплексов...Когда воспоминания о декабрьских событиях сотрутся, когда нация выйдет из кризиса, что поможет нам сблизиться с душой народа?»

Эти слова написал после войны мало кому известный адвокат, депутат от города Серрес, Константинос Караманлис.

Родился Караманлис в 1907 году в одной из македонских деревень близ города Серрес...турецкоподданным. Как Остап Бендер. Лишь шести лет от роду, когда его деревню освободили от турок, в период Балканских войн, Караманлис стал свободным гражданином Греческого Королевства. 

Он был старшим сыном в семье Георгиоса Караманлиса, страстного борца за независимость Македонии от турок, а самым младшим из братьев был Ахиллес, родившийся в 1929 году и долгие годы занимавший пост депутата парламента, как и два других члена семьи – Михалис Ляпис, сын сестры Константиноса Караманлиса, и Костас Караманлис, ставший в 2004 году премьер-министром страны. 

Константинос Караманлис до самой смерти отличался спартанским образом жизни, и в годы своего студенчества, и в годы премьер-министерства. До конца жизни он оставался преданным своим школьным и университетским друзьям, и придя в аптеку к одному из них, становился в очередь с рецептом в руках и подолгу беседовал с клиентами аптеки о политических событиях и просто - о житье-бытье.

Он ни перед кем не рисовался. Он действительно был ТАКИМ.

Но несмотря на множество друзей и насыщенную общественную жизнь, Караманлис всегда слыл «волком-одиночкой», чему первопричиной была, в первую очередь, развивающаяся болезнь уха и все усиливающаяся глухота. Да и развлечения он любил простые, «народные» - кинематограф да бузуки, и сколько ни пытались друзья-аристократы приучить Караманлиса к опере, у них ничего не вышло: после премьеры «Тоски», на которую его силком затащили, премьер-министр высказался: «Было ничего, но больше не пойду». И не пошел.

Караманлис никогда не был кабинетным политиком, и в отличие от многих своих современников, да и наших, сегодняшних «отцов народа», досконально знал все проблемы своей страны. Этому способствовала и его первая профессия – страхового агента одной итальянской компании по делам которой он изъездил всю Северную Грецию.

константинос_караманлис_в_юности

Закончив университет, Караманлис открыл в родном городе Серрес адвокатскую контору, чем несказанно осчастливил своего отца. Чтобы впоследствии...огорчить, и уже – навсегда.

В 1932 году Константинос Караманлис баллотируется в парламент как кандидат от Народной партии Серрес. Отец категоричен:

«Я за тебя голосовать не будую В политике ты либо станешь предателем, либо останешься честным человеком и потерпишь неудачу. А это значит, что в обоих случаях ты будешь несчастен».

На что Караманлис ему ответил:

«Если ты ждешь, что я обзаведусь хозяйством и буду жить обычной жизнью, то только попусту теряешь время. У меня просто не «хватит ума» вести подобный образ жизни! Поверь, здесь дело не в тщеславии, меня занимают совсем другие вещи, гораздо более важные, нежели я сам. Может быть, это наивность, но я верю, что мы пришли в этот мир не для того, чтобы лелеять свое маленькое личное счастье. Я хочу посвятить себя народу, чтобы оправдать свое появление на свет».

Караманлис был избран членом парламента, а отец скончался, так и не успев поздравить (или, наоборот, укорить?) своего сына.

Интересно, а что посоветовал бы сам Константинос Караманлис своему сыну, если бы таковой у него был?  Во всяком случае, двух своих племянников он благословил на большую политику.

После падения диктатуры Черных полковников в 1974 году и триумфального возвращения из парижской «самоссылки» Караманлиса, его соотечественники добавили несколько слов на могильной плите его отца: «Сын правильно поступил, когда ослушался меня и продолжил карьеру политика»...

Константинос Караманлис святым не был. У него, как и у каждого государственного мужа, достаточно своих хулителей.  Но, как нам кажется, он был «правильным человеком на правильном месте», как говорят греки. Будь он «левее» или «правее», его карьера, а также и сам ход современной греческой истории был бы совершенно другим.

Когда-то нам внушали, что отдельные личности истории не вершат.

Но на самом деле история доказывает как раз обратное: без некоторых личностей она, возможно, и выеденного яйца не стоила бы...

(продолжение читайте 13 декабря)

Add comment


Security code
Refresh