JA Teline V - шаблон joomla Форекс

Греция пожирает своих детей

ЛИТОТДЕЛ greekorbis

Евгения Евстафиу

ПЯТИЛЕТКИ ГРЕЦИИ

1945-1955. Часть первая. Исход.

гражданская_война_в_грецииЯ не писал стихов.
Среди грома орудий,
Среди грома орудий
Прошла моя жизнь.

Я то дрожал,
То ужасался
В страхе
В страхе
Протекла моя жизнь.

Я не писал стихов,
Я не писал стихов,
Только кресты на могилах
Вколачивал.
Мильтос Сахтурис (1919-2005)

Греция, точно Крон, пожирает своих детей. Эту фразу греки произносят, когда речь идет о событиях их собственной истории. Особенности греческого характера отразились уже в гомеровском эпосе: герои Троянской войны, ахейцы, воюющие в одном лагере, бесконечно ссорились между собой, норовили перехитрить друг друга и умыкнуть добычу – движимую и недвижимую – у своих товарищей по оружию. Позже жестоко воевали между собой полисы-государства, угоняя в рабство своих же соплеменников.

Первый правитель освобожденной от турок Греции, Иоанн Каподистрия, мудрый политик, горячий патриот и талантливый руководитель, был предательски убит своими же соотечественниками, а герой Революции, генерал Тодорос Колокотронис, чуть было не отдал Богу душу в крепости Паламиди уже свободного Нафплиона, куда его упекли его же сотоварищи.

Что же говорить о наших современниках, в сосудах которых не течет ни грамма божественной крови? Народная мудрость безжалостно свидетельствует: «Где два грека – там три партии».

В 1944 году, взявшие «шефство» над освобожденной Грецией англичане воспользовались этой «особенностью».

Не прошло и трех месяцев с того дня, когда афинский народ со слезами умиления на глазах пел «Христос воскрес из мертвых смертию смерть поправ», ликуя по поводу освобождения столицы от фашистов, не прошло и ста дней с момента триумфального въезда в Афины премьер-министра первого послевоенного правительства, Георгиоса Папандреу, как в городе вновь раздались выстрелы. На этот раз греки стреляли друг в друга, и с не меньшим ожесточением, чем до этого они стреляли в немцев.

В учебниках истории записано, что столкновения между двумя идеологически враждебными лагерями начались сразу же после того, как решением законного правительства Георгиоса Папандреу был дан сигнал к полному разоружению партизанских сил, после чего министры правительства от ЭАМ подали в отставку.

3_декабря_1944_года
На самом же деле все началось гораздо раньше.

Чтобы понять, что же предшествовало кровавым событиям декабря 1944 года, приведшим к Гражданской войне, вернемся немного назад, в год 1943, когда премьер-министр военного правительства Иоаннис Раллис пошел на создание специальных «Бригад безопасности», ставящих своей основной целью борьбу с коммунистами, с левыми силами уже в послевоенное время. «Война после войны» казалась неминуемой, так как слишком полярны были идеологии двух вооруженных лагерей, левого и правого, слишком неустойчивыми казались чаши весов, причем, все больше и вернее перевешивала левая.

Немцы еще не освободили занятые ими афинские квартиры, а еще вчерашние – ну пусть не соратники, а, скажем, попутчики – уже вовсю делили власть. Ослабевший фашизм не представлял более серьезной угрозы, а вот настоящей угрозой сделались коммунисты, в руках которых сосредоточился огромный авторитет, заслуженно завоеванный в партизанской войне.

Итак, левые силы, несогласные с решением правительства о разоружении сопротивленческих отрядов, вышли 3 декабря 1944 года на демонстрацию протеста на площадь Конституции. Демонстранты не были вооружены, но это не помешало «Бригадам» и поспешившим им на подмогу английским подразделениям во главе в генералом Скоби расстрелять демонстрантов в упор.

У Скоби были совершенно четкие инструкции от Черчилля: британские подразделения должны действовать в Афинах так, как если бы они находились в оккупированном городе...На помощь «Бригадам» британцы прислали помощь – около 90 тысяч (!) солдат и офицеров, из которых 15.000 сражались в Афинах в первые декабрьские дни. 

англичане_в_афинах_1944_год

В этом месте стоит, как мне кажется, внимательнее присмотреться к той роли, которую англичане испокон веков играли в греческой истории. К роли эдакого богатого дядюшки, который одной рукой протягивает подачку своему безлошадному племяннику, а другой – дает ему звонкую затрещину.

Вспомним время, как еще во времена турецкого ига ученый малый лорд Элджин донага раздел Афинский Акрополь, обогатив Британский музей невиданной ценности коллекцией.

Вспомним период Греческой революции, когда щедрая Англия дала греческим генералам первый займ, из тисков которого страна выпутывалась десятилетиями.

Уже в ХХ веке, фактически втянув Грецию в Первую мировую войну, англичане безучастно посвистывали, глядя на горящую Смирну и вздувшиеся трупы, пузырившиеся на морской глади, на толпы обезумевших греков, бросающихся в воду в надежде спастись от турецких ятаганов.

Если у ж говорить по чести, то англичане (как и немцы) преклонялись перед Грецией античной (это только наивный романтик Байрон отдал свое имущество и свою жизнь за дело греческой свободы!), а перед Грецией современной никаких особых обязательств у Англии не было. Разве что только притязания...

Во Второй мировой войне англичане опять же сыграли по отношению к Греции двойственную роль. Положив 4 тысячи британских голов в Битве за Крит и оставив 12 тысяч пленными, англичане покинули Грецию, увозя с собой «заложников» - греческую королевскую семью, греческий двор и греческое правительство с тем, чтобы не терять контроля над этой ключевой балканской страной и направлять политику в нужное Британии русло. В страшном голоде, косившем население оккупированной греческой столицы зимой 1942 года, были повинны не только фашисты, конфисковавшие продовольственные запасы и фураж. Английский флот заблокировал все морские подходы к Пирею, отрезав, таким образом, практически единственный путь поставок продовольственной помощи. Стратегический шаг, ничем особо не обоснованный, но ставший, тем не менее, одной из причин трагедии афинского народа.

Итак, мы оставили англичан на площади Синтагма 3 декабря 1944 года защищать свои собственные интересы в чужой суверенной стране, грубо попирая интересы этой самой, только что освободившейся от оккупации страны.

Накануне Рождества Христова 1944 года в Афины прибыл британский премьер Уинстон Черчилль. О том, как провалились переговоры с его участием, нам известно из официальной истории, а вот о том, какие события намечались на рождественскую ночь, мы узнали...70 лет спустя, из интервью, которое дал британской газете «Observer»  еще недавний евродепутат от СИРИЗА ...Манолис Глезос. Могло случиться так, что кроме героического водружения греческого знамя над Акрополем в первые дни войны, он прославился бы и...взрывом гостиницы «Мегали Вретания» и убийством Уинстона Черчилля!

уинстон_черчилл_в_афинах

источник фотографии - www.protothema.gr

Как выяснилось, греческие партизаны собирались взорвать не Черчилля – он прибыл в Афины в последнюю минуту – а британский штаб, расположившийся в гостинице.

Оказывается также, что взрывчатку подложили под центральную гостиницу еще немцы, но взорвать не успели: освободившие Афины греческие части смогли разоружить ее, и первый подрыв так и не состоялся.

Второй подрыв, в котором участвовал Манолис Глезос также сорвался – по какой причине, неизвестно и поныне, несмотря на то, что динамит подложили успешно, несмотря на то, что в канализационном туннеле денно и нощно, по колено в грязи и в воде работали 30 человек. Шнур нес Манолис Глезос, точнее, был опутан им, точно Лаокоон змеями, он-то и должен был его запалить. Приказа, однако, так и не поступило.

Манолис Глезос считает, что операцию аннулировали из-за приезда Черчилля, его же бывшие товарищи по Компартии утверждают, что англичане случайно наткнулись на один из люков, по которому партизаны спускались в туннель, конкретно – на улице Леннорман в районе Метаксургио.

Набухающая черной тучей Гражданская война должна была стать еще более оголтелой и жестокой, нежели война только-только закончившаяся, так как ненависть между двумя родными братьями всегда неистовей, непримиримей, нежели ненависть между двумя чужими людьми.

Под неусыпным взором Черчилля 12 февраля 1945 года будет подписан печально знаменитый Договор в Варкизе, которым отменялось военное положение, давалась амнистия за совершенные политические преступления, расформированы партизанские отряды и, наоборот,сформирована Национальная гвардия.

подписание_соглашения_в_варкизе_12_февраля_1945_года


Но за полтора месяца, предшествовавшие подписанию Договора в Варкизе, сразу же вслед за расстрелом на Синтагме 3 декабря, столица раскололась на два враждующих лагеря.  Это противостояние добило несчастные Афины, разорило город еще сильнее, чем война с немцами.

Бились за каждый квартал, каждую улицу, каждый дом. Район Кипсели и улица Патисион, где располагались штаб-квартиры партизан, дрались против района Панграти, где удерживались преданные правительству части. Кровь лилась рекой, греческая кровь, и зверств хватало с обеих сторон.

Улицы Ахарнон и Патисион разделяют, как известно, несколько сот метров, но ненависть, разделявшая противников, сделала эти сотни метров непреодолимыми. Жертвы измерялись сотнями, и как всегда на войне, в первую очередь гибли мирные жители.

Сэр Уинстон Черчилль прожил долгих 90 лет, встретившись с Господом в 1965 году. Генерал сэр Рональд Скоби дожил благополучно до 1969 года, умерев в своей постели в 76 лет. Оба уходили из жизни с сознанием выполненного по отношению к Греции долга: Черчилль оставлял страну молодому королю Константину Второму и премьер-министру Георгиосу Папандреу, с которым Черчилль так плодотворно посотрудничал в 1944 году, и при котором Компартия Греции так и оставалась нелегальной, а Скоби дожил до момента, когда в Греции власть в руки взяли военные, правда не генералы, а полковники. Черные полковники.

афины_1944_год


Соглашение в Варкизе так и осталось на бумаге – ни партизаны не разоружились полностью,  ни амнистии политическим правительство не предоставило.  Из искры недоверия и враждебности разгорелось пламя ненависти. Из столицы огненные его языки перекинулись в провинцию, и вскоре пожар охватил всю страну. Нет нужды описывать то адово пекло, в которое греки превратили свою собственную страну, да на это не хватило бы и нескольких томов. Подробности можно прочитать лишь в воспоминаниях очевидцев тех далеких событий, в определенной части художественных произведений, угадать в художественных фильмах, даже если это и комедия...

В гражданских войнах не бывает победителей. Есть только жертвы. И побежденные. Поверженные, уничтоженные. Большинство семей, как и страна, раскололось надвое: брат пошел против брата, отец против сына, жена против мужа. Таких примеров – тысячи. И обе половины – выигрывая или проигрывая – жестоко страдали. Победитель праздновал пиррову победу.

Ну а побежденные...Побежденные покинули страну, уходя по воде и суше за границу, в страны, которые предоставляли им убежище, и которые стали для сотен тысяч греков родиной на долгие 30 лет.

Но это уже другая история...
(продолжение в воскресенье 15 ноября)

Add comment


Security code
Refresh