JA Teline V - шаблон joomla Форекс

Семнадцать мгновений одной истории

ЛИТОТДЕЛ greekorbis

Евгения Евстафиу

абдулла_оджаланВ понедельник 9 ноября началось судебное рассмотрение иска, предъявленного лидером курдского движения в Турции Абдуллой Оджаланом греческому государству: 15 февраля 1999 года Оджалан был буквальным образом выкраден турецкими секретными службами из-под носа греческих служб, сопровождавших Оджалана в Кению. Причины событий 17-летней давности покрыты мраком. Следствием их, однако, явилось 17-летнее пребывание Оджалана в тюрьме строгого режима в Турции. Мы предлагаем интервью, данное нам четыре года назад Саввой Календеридисом, секретным агентом Греции, вылетевшим вместе с Оджаланом в Кению, чтобы оттуда переправить его в европейскую страну...

В Афины по этому случаю прибыла племянница Абдуллы Ождалана, Дилек Оджадан, депутат Курдской Демократической Партии HDP и одна из адвокатов своего дяди.

В Греции заключенного лидера курдов представляет адвокат Яннис Рахиотис, утверждающий, что цель иска - «узнать факты того дня и поразмышлять над причиненным злом».

Сторона истца утверждает, что греческое государство нарушило права Абдуллы Оджалана, по сути, передав его в руки турок. Правда иск заключается в требовании возмещения ущерба со стороны Оджалана, причем – чисто формальной, минимальной суммы.

Яннис Рахиотис добавляет, что «Греция нарушила Дублинское соглашение, которое обязывает cтраны-члены ЕС разбирать каждое заявление на предоставление политического убежища. Абдулла Оджалан подал такое заявление в декабре 1998 года".

***

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ С САВВОЙ КАЛЕНДЕРИДИСОМ, АГЕНТОМ ГРЕЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ, ИМЯ КОТОРОГО В ОДНОЧАСЬЕ УЗНАЛ ВЕСЬ МИР

В своем эксклюзивном интервью, данном нам в июне 2011 года, Саввас Календеридис, один из самых ценных агентов Греции в Турции, не только высказал свое отношение к событиям февраля 1999 года, но и высказал предположения, которые самым роковым образом обрастают плотью и кровью сегодня, почти пять лет спустя...

Пожалуй, нет грека, которому не было бы знакомо имя Саввы Календеридиса: 15 февраля 1999 года он был тем самым офицером разведки, который, по приказу греческого правительства и лично министра иностранных дел Тодороса Пангалоса тайно сопровождал из Греции в Кению главу Курдской Рабочей партии Абдуллу Оджалана, признанного турецкими властями террористом. После того, как лидера курдов вежливо попросили покинуть Сирию, тот безуспешно попытался найти убежище в России и Италии, и только Греция, вроде бы, решилась помочь Оджалану, вывезя его в свое посольство в Кении.

Операция закончилась полным фиаско: турецкие спецслужбы сумели выкрасть Абдуллу Оджалана и вернуть в Турцию, где он был помещен в тюрьму на острове в Мраморном море. «Операция Оджалан» отозвалась громким эхом на престиже Греции, а также роковым образом повлияла на судьбы всех ее главных участников: лучший разведчик Греции в Турции, Савва Календеридис, был раскрыт, Тодорос Пангалос оказался перемещенным из престижного кресла министра иностранных дел в кружевное кресло министра культуры, а в кресло Тодороса Пангалоса сел, наконец, Йоргос Папандреу, его зам, довольствовавшийся до тех пор министерствами культуры и просвещения.

Разойдясь во мнениях с официальными кругами относительно того, как следовало поступить в критической ситуации февраля 1999 года, Савва Календеридис в 2000 году ушел в отставку и создал издательство «Инфогномон» (Инфо-Ориентир). С тех он занимается тем, что пишет книги и статьи, переводит с турецкого, ведет исследованиями в области понтийской истории и культуры, издает интереснейшую газету «Понтиаки гноми» («Понтийское мнение»), информированности которой может позавидовать любое крупное греческое издание, ездит по миру с лекциями, выступает в печати и на телевидении. И, пожалуй, за прошедшие 16 лет у Греции не появилось знатока Турции лучше, чем Савва, аналитика греко-турецких отношений и турецкой политики глубже этого «заслуженного понтийца Греческой Республики», которого так опрометчиво «засветили» люди, ведущие себя во внешней политике, точно слон в посудной лавке.

савва_календеридис


- Господин Календеридис, разрешите начать задавать Вам вопросы «с конца», стартуя днем сегодняшним. В чем, по вашему мнению, кроется шанс для Греции выйти из кризиса?

- В последние годы я много выступал именно на эту тему, в том числе, перед понтийской аудиторией, в Аспропиргосе и Килкис. Суть выступлений заключалась в том, что Греции следует восстановить связи с эллинизмом юга России, Кавказа, Украины, Грузии - ведь там остаются более миллиона людей, тем или иным образом связанных с Грецией, это районы, которые исторически являлись очагами эллинизма, районы с высоким уровнем жизни. Греции непременно следует вновь перекинуть мосты к этим районам, особенно сегодня, в период экономического кризиса. Если, к примеру, Греции удастся вывозить в эти районы то, что она производит и то, что эти районы потребляют, но не производят - к примеру, оливковое масло, маслины, овощи, которые, может быть, и произрастают там, но в другое время года. Если эти мосты контактов будут восстановлены, то для Греции открываются самые широкие горизонты и возможность вновь активизировать свои производственные структуры, которые греки покинули именно потому, что почти не осталось рынков распространения этих продуктов.

-А Европа позволит Греции вновь возвести эти мосты?

- Европа, не думаю, чтобы стала препятствовать развитию этих отношений, возможно, возражения появятся у США. Но в данном случае речь идет не о новой геополитической ориентации Греции, а о том, чтобы наша страна оставалась живым организмом, и в силах политиков добиться этого, не вызывая отрицательного резонанса в отношениях с США и Европой. Положение Греции таково, что ей следует вести многогранную внешнюю политику – и с США, и с Китаем, и Россией и, само собой разумеется с Европой, так как Греция является частью Европы и членом Евросоюза.

Второй вопрос, который был поднят на упомянутых мною мероприятиях -это изменение политики Греции в отношении выдачи виз. Зачастую консульские службы Греции в России ведут себя оскорбительно по отношению к российским гражданам. К примеру, был случай, когда группа российских магнатов решила провести каникулы, а заодно и деловые встречи в Греции, арендовав на весь период яхту. Но поведение дипломатических служащих оказалось таким неадекватным, что путешествие было отложено.
Мы потребовали от соответствующих служб упростить процедуру выдачи визы с тем, чтобы поток туристов из России и с Украины ощутимо увеличился в последующие годы. Оставаясь в рамках Шенгенского соглашения, разумеется. Это все возможно: как мне рассказали российские турагенты, Финляндия, также подписавшая Шенгенское соглашение, выдала только в периферии Санкт-Петербурга 50 или 100 тысяч многократных виз.

А вообще проблемы возникли не вдруг и не сейчас. На мой взгляд, корень всех проблем, которые встали перед Грецией в последние десятилетия, носят чисто институциональный характер. Речь идет об институциональной дисфункции. Система дает возможность отдельным политикам завести ситуацию в тупик. Я убежден в том, что Греции следует реорганизовать свои политические институты, реорганизовать институциональные рамки, которые позволят ей функционировать демократически, позволят установить защитные механизмы, препятствующие политикам принимать такие решения, которые не то, что подводят страну к краю пропасти, а толкают ее на самое дно. Ибо в настоящее время страна находится именно там: не на краю пропасти, а на ее дне.

- Как вы представляете себе этот процесс?

-В эти дни много говорят о том, что Греция должна из Парламентской республики стать Президентской. Если разработать систему распределения власти, то она может стать тем самым защитным механизмом, который будет оберегать и интересы страны, и интересы нации, и интересы самого общества.

- Вы считаете, что в данной ситуации страна оказалась из-за того, что некоторые политики находятся не на своих местах?

- Дело даже не в этом, а в том, что эти политики принимают ошибочные решения! Но даже если мы каким-то волшебным образом сможем аннулировать долг или убрать «грешных» политиков, но не решимся на институциональную реформу, через несколько лет Греция вновь окажется в точно таком же плачевном положении.

- В 1999 году, когда вы возглавили операцию по вывозу Абдуллы Оджалана в Кению, ошибочные решения привели к фиаско? К тому, что был потерян для страны такой драгоценный агент, как Вы?

- Знаете, бывают такие критические ситуации, когда страна может использовать офицера своих служб, и, по сути, даже послать его на верную смерть. Передо мной, как и перед любым греческим офицером, не вставало дилеммы, если надо было пожертвовать собой – значит, это было необходимо. Но пожертвовать собой, чтобы защитить интересы своей страны, а не интересы Турции! Ибо 15 февраля 1999 года именно это и произошло: мы сделали все, чтобы сослужить добрую службу Турции! Это и стало причиной моей отставки.

- У вас завязались какие-то личные отношения с Оджаланом в дни вынужденного общения?

- С Оджаланом я был знаком заочно, с начала 90-ых годов читал его работы, следил за его выступлениями, когда у меня была такая возможность: ведь Оджалан направлял курдское движение в течение многих лет! В те дни у меня появилась возможность о многом переговорить с Оджаланом непосредственно, получить ответы на вопросы, накопившиеся у меня за почти десятилетие заочного знакомства. Я бы сказал, что да, между нами завязались дружеские отношения.

- В 2007 году вышла ваша книга «Передача Оджалана: Час Правды», вызвавшая колоссальный резонанс. Как бы отреагировал на нее ее главный герой, сам Адбулла Оджалан?

- А он и отреагировал. Я послал книгу в тюрьму на остров Имралы, где содержится Оджалан, и знаю точно, что ему книгу передали. Лидер курдов прочел ее, согласился с моей интерпретацией событий. Единственно, он считает, что эта книга должна была выйти раньше. Но я выпустил книгу тогда, когда посчитал нужным.

-А как вы отнеслись к тому, что Оджалан назвал Грецию «опереточной страной»?

- Фраза, произнесенная тогда Оджаланом, была гораздо длиннее. Он сказал: «Я всегда знал, что Турция – это «страна-бандит», и с великим сожалением, констатирую, что Греция – это «страна-комедия».

-Насколько я знаю, события тех дней роковым образом повлияли на международный престиж Греции. Ей удалось со временем восстановить его?

- Давайте называть вещи своими именами. И Италии, и России, и Германии удалось уйти от ответственности за решение проблемы убежища для Оджалана. Греция взяла ее на себя. Даже Германия, казалось бы, серьезная страна, нарушила свою собственную Конституцию, аннулировав ордер на арест Оджалана. Что произошло? Германия должна была потребовать от Италии выдачи Оджалана в Германию, и, согласно имеющемуся соглашению, Италия обязана была немедленно его выдать. Немцы вынудили своего прокурора аннулировать ордер на арест Оджалана, дабы не создавать проблемы в германо-турецких отношениях. Короче говоря, крупные страны нашли способ выйти из игры. Греция этого не сделала, и вот здесь встает вопрос – произошло это от политической слабости или же кто-то сознательно принял политическое решение передать Оджалана туркам, чтобы Греция смогла «отмахнуться» от курдского вопроса?

-Сегодня, когда Восток сотрясается от «арабских» революций, когда курдский вопрос вновь сделался актуальным, Оджалану отведена какая-нибудь роль в назревающих событиях?

- Безусловно, роль Оджалана огромна, несмотря на то, что он фактически является заложникам в руках у врагов: курдское движение с самого начала развивалось как лидерское. И Оджалан остается его лидером.

- Как Вы считаете, политика Турции изменилась со времени завоевания османами Константинополя, Трапезунда?

- Политику Турции всегда характеризовала интровертность, особенно это проявилось в период с 1924 по 1974 годы, в период спровоцированных Анкарой революций, когда были уничтожены или изгнаны константинопольские греки, оставшиеся после резни армяне.

- Как относятся простые турки к грекам и Греции?

- Для простых турок, да и для турецких бюрократов, понятия «грек» и «Греция» не являются статичными, раз и навсегда определенными, независимо от позиции, которую занимает время от времени то или иное греческое правительство. Они не забывают, что развал Османской империи начался с 1828 года, с освобождения Греции, не забывают о том, что канонады греческих пушек в 1921-1922 годах были слышны в Анкаре. Еще немного, и Турция развалилась бы окончательно. Они не знают, чего им ждать от Греции, и даже сейчас – сомневаются в том, стоит или не стоит верить в то, что Греция находится в состоянии полной беспомощности.

- Ну а если все-таки Греция обанкротится?

- Даже в случае банкротства, страны не погибают. Безусловно, банкротство отзовется на положении общества, на обороне. . .

-На греко-турецких отношениях?

- Если Турция будет продолжать свою агрессивную политику, то - да, отзовется и на греко-турецких отношениях.

- Турки издают карты, на которых их государство простирается уже до Кавалы. . .

- Нет, конечно, речи не идет об изменении границ. Мы говорим о возможности одной страны навязывать свои условия другой стране в вопросах, касающихся их обеих. И о том, что турки чаще, чем греки добиваются своего, свидетельствует уже хотя бы тот факт, что Турции удалось воспрепятствовать Греции расширить свои территориальные воды на 12 миль. Или взять другое: в турецких учебниках пишется, что острова Эгейского моря не принадлежат грекам, что греки просто временно ими распоряжаются. Или же – разные выражения, которые применяются в книгах по отношению к грекам – гяуры, неверные и тому подобное.

- А как Вы относитесь к легенде о «мраморном царе», который воспрянет от многовекового сна и вновь вернет грекам Святую Софию? Как Вы относитесь к Великой идее – к идее Греции трех материков и пяти морей?

- Я не думаю, чтобы в нее кто-нибудь верил. Ну разве что греки понтийского происхождения. Знаете почему? Потому, что в этих вопросах они более чувствительны, потому что они были взращены на историях и преданиях, которые им рассказывали бабушки и дедушки. В этом плане мы, понтийцы, несколько «отстаем» от остального общества. Но Великая идея должна чем-то подпитываться, чтобы продолжать жить: ее лелеет либо государство, либо интеллектуальная элита, чего в Греции не происходит. До появления экономического кризиса Греция лелеяла другую Великую идею – стать основной экономической, банковской, энергетической, телекоммуникационной силой на Балканах, но этот «замок мечты» был выстроен на песке. Телекоммуникационный греческий колосс, тем не менее, был построен, но уже через два-три года его контролировали немцы, то же самое случится и с ДЕИ и с другими источниками энергии. Вот она, Великая идея греков, которая – вместе с Идеей великой культуры – могла обрести плоть и кровь, но, к сожалению, она рассыпалась так же бесславно, как и предыдущие Великие идеи.
Я считаю, что следующую Великую идею греки должны построить на прочном фундаменте, с учетом горького опыта предыдущих подобных экспериментов.

- Вы поддерживаете отношения с Обществами репатриантов из стран бывшего СССР?

- Конечно. У меня много друзей среди репатриантов, которые, кстати, являются регулярными подписчиками и читателями моей газеты «Понтийское мнение», самой крупной понтийской газеты в Греции. Я даже могу сказать, что треть моих подписчиков – а распространяется она по подписке – это греки из стран бывшего СССР.

- Насколько я помню, с прибытием первой волны репатриантов из бывшего СССР, разрабатывался план расселения их в приграничных районах. Правительство хотело одним выстрелом убить двух зайцев – и землей оделить вернувшихся на историческую родину хозяйственных понтийцев, которые подняли бы «целину» Фракии, превратили бы ее в цветущий сад, и одновременно – укрепить эти районы «национально», создав мощный противовес мусульманскому населению. Почему этот план был забыт? Сегодня турецкий консул во Фракии зачастую ведет себя как в своей вотчине, подменяя вовсю греческие власти. . . 

- Да, Фракия - это государство в государстве. Хотя тысячи понтийцев, возможно, десятки тысяч, первоначально разместились именно здесь, факт, который я называю «культурной инъекцией» районам Ксанфи, Родопы, Эвроса. Однако, возникшие проблемы не позволили понтийцам остаться – поиск работы погнал их в крупные города. Какую-то помощь греческое государство на первых порах предоставило, но, помощь эта оказалась недостаточной.
Репатрианты из бывшего СССР могут быть реализованы Грецией по-другому – для строительства того самого моста с эллинизмом России, Украины, Грузии, о котором я упомянул в самом начале нашей беседы. Репатрианты прекрасно владеют языком, им знакомы обычаи, привычки народов, среди которых они выросли, поэтому они станут гораздо более успешными посланниками, нежели кто-либо другой из греков.
От постройки такого моста несомненная выгода будет не только нам, грекам, но и тем странам, с которыми нас этот мост свяжет. Кстати, я так и не могу понять, почему Вашингтон спокойно относится к сотрудничеству Турции с Россией, и так яро противится такому сотрудничеству со стороны Греции. Ибо, как очевидно из телеграмм, опубликованных WikiLeaks, Караманлис заплатил потерей власти именно за свой небольшой геополитический поворот в сторону России.

-И последний вопрос, ответ на который мне очень хотелось бы получить именно от Вас. Время от времени репатрианты из бывшего СССР пытаются создать свою партию. Как вы относетесь к этой идее?

- Я считаю это глубокой ошибкой. Ибо в Греции еще не изжиты предрассудки всего того, что касается России и русского влияния. Если, скажем, греко-американец захочет оказать влияние на Грецию в каком-то вопросе, это покажется абсолютно нормальным. Но если российский грек захочет сделать что-либо подобное, сразу же возбуждаются старые рефлексы, сразу же считается, что он вмешивается во внутренние дела страны.
Я считаю, что понтийцы должны политически вести себя, как и остальные греческие граждане: как критяне, родосцы, кефалониты и так далее. Следует участвовать во всех политических партиях, оставляя за собой право особого внимания и особой политической позиции в вопросах, которые нас непосредственно касаются – как к примеру, в вопросе понтийского геноцида, или же в вопросах, касающихся отношений с Россией.
Нам ни в коем случае нельзя создавать гетто – ведь это прямая дорога к маргинализации, отчуждению. Понтийцам следует «играть в Суперлиге», находиться в центре событий, чтобы иметь возможность отстаивать свои интересы, защищать свое кредо и добиваться исполнения своих чаяний.

Заметьте, все это было сказано до сирийской войны, до кризиса беженцев и до 13 ноября в Париже...

Add comment


Security code
Refresh