JA Teline V - шаблон joomla Форекс

«Проспект Замбетаса»: путь в бессмертие

ЛИТОТДЕЛ greekorbis

ВОЛШЕБНЫЙ ФОНАРЬ

Евгения Евстафиу

Блестящих исполнителей игры на бузуки и ярких композиторов в греческой народной музыке «рембетико» всегда хватало.

Греки срослись с бузуки, как русские – с баяном, как французы – с аккордеоном. Ни один греческий фильм не обходился без бузуки и «кинофильма в кинофильме» - целой сцены, снятой в каком-нибудь музыкальном ресторане эпохи, где пел или пела знаменитость того времени. Нельзя забывать, что кинофильмы путешествовали по всей стране, а настоящие «бузуки», как греки называли и до сих пор называют музыкальные театры или рестораны, находились, в основном, в Афинах, и далеко, далеко не всем удавалось увидеть своих кумиров «живьем».
 
Однако, среди знаменитых исполнителей игры на бузуки, композиторов и исполнителей, был музыкант, который, снимаясь в такой эпизодической роли и играя, по существу, самого себя, становился героем фильма, шоуменом, замыкающим картину на свою персону.
 
Его характерный голос, его кошачья, плутовская физиономия, его энергия, темперамент, его бьющее фонтаном либидо оставили вечную печать в греческом кино, в радио и телепередачах.
 
Этим уникальным артистом был Йоргос Замбетас, которому сегодня, 25 января исполнилось бы 91 год
Замбетас - а его, в отличие от Алики (Вуюклаки) и Мелины (Меркури) называли исключительно по фамилии, и, как оказалось – неслучайно – был, прежде всего, мужчиной с большой буквы. Он заполнял собой весь экран, всю сцену, где бы ни выступал, и даже, как утверждают – «всю кровать». Затмевал собой всех других мужчин, – какими бы «аленделонами они ни были. А ведь красавцем Замбетаса никак нельзя было назвать! 
 
Но он был... Замбетасом: «замбетас» - очень мужское слово, zambetas по-турецки означает «армейский офицер», человек принимающий решения и берущий на себя ответственность.
 
Йоргос Замбетас ушел из жизни всего лишь 67 лет от роду, в 1992 году, в марте месяце.
В 90-ые годы греческая культура вообще значительно «проредела»: в 1990 году покинул сей мир Яннис Рицос, в 1992- Замбетас, в 1994 – Мелина Меркури и Манос Хадзидакис, в 1996 – Одиссеас Элитис. Ушел из жизни ее цвет, великие люди, прославившие Грецию далеко за ее пределами.
 
Из всех них, пожалуй, средний грек более всего вспоминает сегодня именно Замбетаса: ибо на языке Замбетаса он говорит и сегодня, да и музыку слушает ту, которую Замбетас писал для него десятилетия назад.
 
И, если бы существовала Нобелевская премия для категории людей и художников, к которой принадлежал Йоргос Замбетас – он, без сомнений, стал бы ее лауреатом!
 
Две сотни фильмов Йоргоса Замбетаса

Йоргос Замбетас родился в 1925 году в районе Метаксургио в Афинах. Почти в центре Афин, в пяти минутах ходьбы от площади Омония.
 
Родился в семье цирюльника и племянницы известного оперного певца эпохи. Случилось так, что у Замбетаса очень рано «проявились» именно гены дяди-баритона, и он со школьных лет и слушать не хотел ни о чем, кроме музыка, кроме бузуки.
 
13 лет от роду, в 1938 году, он познакомился с легендой бузуки и рембетико, Василисом Цицанисом, и сразу же понял, на кого он хочет походить, каким путем хочет идти и какую птицу-счастье ловить.
 
Взрыв популярности Йоргоса Замбетаса приходится на 60-ые годы, когда практически нет ни одного фильма, где он не пел бы свои знаменитые песни или не аккомпанировал бы исполняющим его хиты певцам.
 
В 1960 году он едет в Канны вместе с Маносом Хадзидакисом и другими участниками фильма «Никогда в воскресенье» с Мелиной Меркури в заглавной роли и Жюлем Дассеном в роли режиссера и исполнителя одной из ключевых ролей. Греческая делегация оставила на Кинофестивале в том памятном году по себе неизгладимое впечатление, и основными «виновниками» этого были Замбетас и Мелина, главных заводил того памятного застолья.
 

йоргос_замбетас_и_мелина_меркури
О том, как в ресторане, набитом знаменитостями и особами королевских кровей, Йоргос Замбетас взял в руки бузуки и стал играть песню «Ребят из Пирея» Маноса Хадзидакиса из фильма «Никогда в воскресенье», которая вскоре завоюет Оскар лучшей песни к фильму в Голливуде, и по сей день ходят легенды. Большинство – с легкой подачи Мелины Меркури. Любил об этом вечере рассказывать и сам Замбетас:
 
«Все магнаты искусства, моды, кино и театра собрались в зале. Грейс Келли и Ренье, Джина Лоллобриджида и София Лорен! Меха, золото, бриллианты! Все Бриджит Бардо были там! И всех их мне довелось... пощупать! да что там: они сами вешались мне на шею!»
 
Замбетасу можно было поверить... Его слава сердцееда долетала до стран, куда он отправлялся на гастроли, раньше его самого. А в тот знаменательный и незабываемый вечер «все Бриджит Бардо» до упаду танцевали вместе с Мелиной и Жюли, как она называла Дассена, греческие танцы, один за другим.
 
И все – под бузуки Йоргоса Замбетаса.
 
В чем его секрет? Он был настоящим

Именно так объясняли молодые друзья и коллеги Замбетаса любовь, которой он был окружен.
Йоргос Замбетас научился играть на бузуки сам. Песни он писал, не зная нот и, чтобы не забыть мелодию, записывал ее тут же на магнитофон.
 
Бузуки Замбетас брал в руки, еще не проснувшись, сначала брал два-три аккорда, а уже потом отпивал глоток кофе и затягивался сигаретой.
 
В друзьях у Замбетаса были люди из всех слоев общества - от короля и министров до официантов в тавернах и бродяг.
 
Однажды, его пригласил во дворец король Павел. Замбетас, не задумываясь, попросил его: «Ваше Величество, а жену свою я могу привести? Она мне всю плешь проела: возьми да возьми меня во дворец, хочу, мол, посидеть рядом с королевой!»
 
То же самое – и с Эвангелосом Аверовым, главой партии Новая Демократии министром обороны: с ним Замбетаса связывала искренняя дружба, и они зачастую пили кофе на улице Вукурестиу, около Синтагмы.
 
«Слушай, дружище, - обратился однажды Замбетас во время кофепития к Аверову, - Я никогда не был в парламенте. А так хочется пойти посмотреть, чем вы там занимаетесь!»
 
«Когда хочешь, - ответил ему Аверов. – Парламент всегда открыт для Замбетоса!»
 
Замбетас был верным другом и щедрым коллегой, не ждущим и не требующим ничего взамен у молодых, восходящих к славе артистов.
 
Он помогал начинающим и поддерживал старших.
 
Как сказал Лефтерис Пападопулос, один из ведущих поэтов-песенников:
 
 «Как композитор, Замбетас был в первой десятке великих греческих композиторов. Как исполнитель игры на бузуки – он был лучшим музыкантом, но как шоумен – он был уникален. Но если бы Замбетас родился в Америке, то его без сомнения ждала бы слава на мировой сцене».
 
Кстати, «настоящим» Замбетаса назвал Онассис, который непременно посещал ресторан, где пел Замбетас, когда находился в Афинах.

йоргос_замбетас_и_аристотелис_онассис 

В 80-ых годах с Замбетасом случилось то же, что и с Христакисом: в водовороте политических перемен о нем забыли, и лишь в 90ы-х годах, с появлением в Греции частного телевидения, о великом мастере бузуки вспомнили снова. Как вспомнили и о черно-белом кинематографе.
 
Но и оставшись в одиночестве, и даже оказавшись в больнице, Замбетас не переставал творить. Последней песней, музыку к которой он написал, была «И тысячи голубей будут целовать тебе руки, а я – любить тебя».

Своей дочери композитор сказал, что она прозвучит на телевидении, когда его уже не будет в живых.
 
 Так оно и случилось.
 


 

 

Add comment


Security code
Refresh